Костёр 1967-04, страница 59




Костёр 1967-04, страница 59
Музыканты «Мсфа1саны

Мне довелось играть не только на стадионах нашей страны. В составе «Зенита» и Олимпийской сборной я побывал во многих странах Европы и Азии, пришлось мне играть и на знаменитом стадионе «Маракана» в столице Бразилии Рио-де-Жанейро. Это самый большой стадион в мире. Его двухъярусная чаша вмещает 200 тысяч самых шумных на свете болельщиков, по сравнению с которыми даже итальянские «тиффози» кажутся необычайно молчаливыми людьми, а самые темпераментные поклонники тбилисского «Динамо» просто меланхоликами.

Действительно, поле «Маракана» окружают ров и сетка. Правда и то, что бразильцы тащат под мышкой на матч самые разные предметы — от медных труб до петард, которые взрываются с оглушительным грохотом.

тельно следила за ходом спортивной борьбы.

И как следила! По реакции соседей я чувствовал, что эти люди не только любуются игрой, но и разбираются во всех ее тонкостях. Красивая обводка — и стадион взрывается аплодисментами. Бросок вратаря — и снова овации заглушают грохот оркестров.

Запомнился еще один штрих: бразильский зритель часто аплодирует игроку, бьющему по воротам с дальней дистанции, из трудного положения. Аплодирует до боли в ладонях, даже если мяч проходит мимо ворот.

Спрашивается — за что? Думаю, за смелость игрока, который решается завершить атаку своей команды. Промахнулся? Ну что ж, бывает. Попробуй попасть в следующий раз!

Как поддерживают эти дружеские аплодисменты! Приятно отметить, что они все чаще

Помню, я пришел посмотреть матч двух отличных команд: «Ботофого» и «Фламенго». Стадион был переполнен. Я заметил, что болельщики каждой из команд разместились на отдельных трибунах, строго соблюдая «границу». Мое место оказалось среди поклонников «Фламенго».

Вот чем они занимались. Справа от меня разместился наскоро собранный из добровольцев большой духовой оркестр, который без подготовки грянул оглушительную мелодию— как мне объяснили — любимую песенку игроков «Фламенго». Несколько сотен ракет с грохотом взвилось в небо. Потом какая-то женщина принялась дирижировать оркестром и запела. Вслед за нею песню подхватила вся трибуна.

Но сторонники «Ботофого» тоже не дремали. С противоположной трибуны грянул марш этого спортивного клуба в исполнении другого оркестра и раздалось несколько «ракетных залпов». Запахло порохом. Все это происходило задолго до начала игры.

Но вот начался матч, и на стадионе стало заметно тише. Лишь оба оркестра старались «переиграть» друг друга, точно так же, как футболисты на поле. А сама публика внима-

раздаются и на наших стадионах. Зато обидно бывает, когда, промахнувшись, слышишь с трибун презрительный свист «знатоков»вроде моего соседа в газетной шапке. Свистеть такой — мастер, а самому аут от углового не отличить.

Мне кажется, что нерешительность многих нападающих наших команд именно этим и объясняется: футболист не хочет рисковать своей репутацией, предпочитает передать мяч кому-нибудь из своих партнеров даже тогда, когда именно ему самому следует попытаться завершить атаку.

Но вернемся на «А1аракану». Скажу откровенно, мне там понравилось далеко не все. За 90 минут игры здорово устаешь от грохота оркестров. Видимо, не сладко приходится игрокам команды-победительницы, с которых поклонники срывают футболки, тут же превращая их в сотни лоскутков — на память. Но мне надолго запомнился и понравился какой-то очень дружеский настрой 200-тысячной толпы, ее горячее отношение ко всему, что происходит на поле, щедрость ее оваций — и победителям, и тем, кому не повезло. Это благодарность зрителя за красивую игру, за доставленное удовольствие.

53



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?