Костёр 1969-07, страница 6

Костёр 1969-07, страница 6

поветь. Аграфена позволила. На что нам перегородки?

Танюшка кивала и приговаривала тоненьким захлебывающимся голоском, таким тоненьким, что в ушах звенело:

— Ладно. А мы устроим медпункт. Ладно. И библиотеку. Ладно. И малышей будем пасти, которые не влезли в детский сад...

Ребята двинулись двумя ватагами к про-

Лучше не

Вот был бой, так бой! Лодки медленно сходились в протоке, ведя ураганный огонь сухими комьями глины, которые разлетались от самого слабого удара. Силан перехитрил Ваську — в разгар сражения поднырнул к флагманской лодке, выскочил с шумным плеском из воды, ухватился за борт и перевернул лодку на себя под восторженные крики своей ватаги. Лодка затонула, Васька встал на дно ло горло в воде, а экипаж поплыл к берегу.

В другое лето только и разговоров было бы что о сражении на протоке. А тут не успел Андрюшка ночь переспать, как примчался соседский мальчишка:

— Силан зовет. Наши у Антона.

Антон — колхозный шофер, ездит на легковом «козлике». Осенью Антон собирается переходить в новый дом. По дороге Андрюшка узнал, что у Антона кладут печь. Печник приезжий и работает по-старинному, кладет печь не из кирпичей, а из сырой глины.

В новеньком просторном срубе половину пола занимала толстая глиняная лепешка. На ней была толчея: дюжина ребят во главе с Федькой Силаном топталась по кругу, трамбовала глину, уминала ее собственными подошвами.

Сам Антон, молодой, но с жесткими усами, которые его старили, резал глину ровными прямоугольными кусками. Печь выросла уже до половины. На ней колдовал маленький сморщенный старичок в клеенчатом фартуке,— принимал глину от Антона, укладывал и прихлопывал.

Андрюшка потоптался вместе со всеми, но скоро заскучал и подтолкнул Силана:

— Слышь, Федька, чего мы тут работаем?

Силан, шлепая по глине босыми ногами,

буркнул:

— Меси, не разговаривай.

И Андрюшка переступал, притаптывал — месил. Глина заметно уплотнялась, твердела, но на край лепешки откуда-то шлепалась свежая и сырая. И все начиналось с самого начала.

токе. В одной шел Васька — рослый, загорелый, как жареное семечко, в белой майке. Он что-то объяснял своим, показывал рукой. Другая ватага валила за Силаном. Тот помалкивал, и все знали, что никаких приказов не будет. Делай, как я — и весь разговор.

Рядом с Силаном шел Андрюшка, тащил запасное весло. Силан рядом — значит, все будет в порядке.

отставать

Топ, топ. Шлеп, шлеп. Ни за что бы не затянуть ребят на такую скучную работу. Но ведь кто его знает, что еще придумают Васька с Федькой. Они такое могут надумать — век не догадаешься. Лучше уж не отставать. Топ, топ. Шлеп, шлеп. И Андрюшка, вспотевший и усталый, кружился по лепешке среди таких же потных и усталых ребят.

Потом они сидели возле сруба на свежих бревнах.

— Пропал бы я без вас, ребята, — задумчиво признался Антон. — Мужики телятник строят, бабы в поле. Никого не созовешь.

Рассказывал в тот вечер Антон про армию. Про то, как танки переходят реки по дну, выставляют из-под воды длинные трубы и засасывают через них воздух. А когда выйдут на берег, отбрасывают трубы прочь.

Антона позвала жена. Он поднялся, подумал.

— Чем же вам отплатить? Деньгами — неловко. Может, мяч купить с сеткой? Или еще чего?

Силан попросил:

— Научил бы машину водить. Кружок бы сделали. А мы тебе еще поможем, когда скажешь.

— Идет! — рассмеялся Антон. — Вот у председателя спрошу — и начнем. Как не помочь работягам!

Слышал это Андрюшка, но не поверил. Из лета в лето ни один взрослый не обращал на ребят внимания. Школа далеко, за десять километров. Учителя в их деревне не живут. Даже школьную практику ребята проходят тут же, в колхозной бригаде: поработают на подсобных — и вся наука.

На третий вечер возле старого дома остановился «козлик». Антон выключил зажигание и вылез из кабины. С крыльца посыпались ребята.

— Ого, курсантов-то! — удивился Антон.— Доставайте плакаты с заднего сидения. Гвозди есть? Давайте развешивайте, А главное

4

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?