Костёр 1975-02, страница 64

Костёр 1975-02, страница 64

Стейниц

Ласкер

Капабланка

Алехин

Эйве

Мимо прошел Капабланка, и они спросили его: «Как вы оцениваете эту позицию?» Бросив мимолетный взгляд на доску, он тут же сказал: «Если удастся перевести на это поле белого короля и разменять коней, черные могут спокойно сдаться». Рецепт оказался точным!

Если Стейниц был в шахматах мыслителем, Ласкер — борцом, Капабланка — виртуозным техником, то четвертый по счету чемпион — русский шахматист Александр Алехин являлся непревзойденным шахматным художником. «Для меня шахматы не игра, а искусство», — писал он. Отобрав у Капабланки высший титул в 1927 году, Алехин спустя восемь лет неожиданно для всех проигрывает матч голландцу Максу Эйве. Как? Почему? Это прояснилось позже: к поражению Алехина привели недооценка противника,недостаточная подготовка, несоблюдение спортивного режима — курение и даже злоупотребление алкоголем. Учтя все это и проявив огромную волю, Алехин через два года в матче-реванше вернул утраченную шахматную корону и впоследствии шутил: «Я просто дал ее Эйве на два года взаймы».

Внезапная смерть Алехина— от разрыва сердца — привела к тому, что в 1946 году шахматный мир остался без чемпиона. Тогда пятеро лучших гроссмейстеров разыграли этот титул в турнире. Победил в нем Михаил Ботвинник. Способность к глубокой самокритике и в то же время вера в свои силы, постоянный творческий поиск нового, воля к победе — вот черты шестого чемпиона мира.

С этого времени долгие годы шахматной короной владели только советские шахматисты. Седьмым чемпионом стал Ва

силий Смыслов, игра которого отличается удивительной ясностью и логичностью. «Ну, конечно! И я бы точно так сыграл!» — невольно восклицаешь, когда смотришь его партии. А сядешь за доску — все получается совсем иначе...

Восьмым вошел в славную шеренгу Михаил Таль — шахматный кудесник, допускавший в игре такую долю риска, на какую не отваживался ни один из других гроссмейстеров.

Девятым стал Тигран Пет-., росян. Железный Тигран прозвали его, и еще — Непробиваемый. Этим подчеркивали, что Петросян так строит свою игру, что выиграть партию у него чрезвычайно трудно.

Но непобедимых нет и не будет. «Ключ» к Петросяну подобрал Борис Спасский — шахматист, обладающий чрезвычайно гармоничным стилем игры, равно сильный и в атаке и в защите, в положениях простых и в сложных. Он был чемпионом до 1972 года, когда уступил звание американцу Роберту Фишеру.

Теперь ты знаешь имена всех, кого увенчивали лавровым венком чемпиона мира по шахматам. Так?

Андрей Ставский: — Да, но я еще хотел спросить, как такие соревнования проводятся.

Ферзьбери: —Сначала ведется отбор в турнирах, а последний этап — матч, то есть единоборство, «дуэль» чемпиона с претендентом. Однако до смерти Алехина титул являлся как бы собственностью чемпиона, который сам мог избрать противника, а от тех, кого считал для себя наиболее опасными, порой, отгораживался финансовым барьером. Посылаешь ты, к примеру, чемпиону вызов и получаешь ответ: «Хорошо. Играть матч согласен,

но при условии, что будет обеспечен такой-то призовой фонд». И называлась огромная сумма, достать которую ты не в состоянии. Справедливо? Нет, конечно! Разве деньги должны играть роль при определении сильнейшего на Земле шахматиста?!

Этот порядок (вернее, беспорядок!) изменился, когда в 1947 году в ФИДЕ — Международную шахматную федерацию — вступили советские шахматисты. Была выработана стройная система розыгрыша первенства мира: чемпион обязан отстаивать свое звание раз в три года, а противник должен подбираться не по принципу «денежного мешка», а спортивным путем — в итоге отборочных состязаний.

Валерий Гардер: — А кто имеет право включиться в отборочные состязания?

Ферзьбери: — Каждый шахматист.

Валерий Гардер: — И я, значит?

Ферзьбери: — А почему бы нет? Только, прежде чем сражаться в трехгодичном цикле, нужно преодолеть множество предварительных ступенек. Я расскажу, как выполнил это нынешний претендент.

Толя Карпов познакомился с шахматами рано: уже в пять лет он по всем правилам передвигал по доске фигуры, а учась в первом классе, получил третий разряд. И это было начальной ступенькой его пути. Толя стал посещать шахматный кружок в Доме пионеров Златоуста, изучал теорию, очень вдумчиво играл свои партии, а по окончании всегда старался выявить все допущенные им и противником ошибки, разбирал опубликованные партии сильных шахматистов. Результат сказался быстро — Толя поднялся на следующую

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?