Костёр 1984-03, страница 21

Костёр 1984-03, страница 21

ГРАФ

Однажды девочки остались одни. Новенькая девочка, Таня Шлыкова, предложила сыграть в «молчанку».

— Как это? — спросила Параша.

Та сделала страшные глаза и велела повторять: «Сорок анбаров сухих тараканов, сорок кадушек соленых лягушек, кто промолвит, тот и съест».

Никому не хотелось «есть» такую гадость, и все молчали.

Тут вошла надзирательница, спросила что-то, ей никто не ответил. Надзирательница пришла в ярость.

— Дурищи!— кричала она.— На хлеб, на воду посажу!

Подскочила к первой попавшейся девочке и принялась бить по щекам.

Скрипнула дверь, и на пороге показался высокий человек в голубом камзоле.

Надзирательница охнула. Человек в камзоле брезгливо поморщился:

— Мы не приказывали бить. Как ты посмела?

Так в Кускове появился молодой граф Шереметев. Отец его, Петр Борисович Шереметев, был самым богатым вельможей при дворе императрицы Екатерины Второй.

Вельможа Шереметев захотел создать домашний театр. Настоящий театр, как в Европе. И потому отправил своего сына Николая во Францию, в Италию — пусть узнает, что нужно для создания театра. Юноша покупал ноты, пьесы, книги о том, как происходит театральное действие. Как строится сцена в театре. Как делаются декорации. Из каких инструментов состоит оркестр. Как изобразить на сцене дождь, гром, навод-

Н6НИ6...

Николай Петрович Шереметев привез из-за границы музыкантов, архитекторов, учителей танцев, инструменты. Пусть русские крепостные, глядя на эти инструменты, сделают свои, и не хуже, а лучше!

В Кускове Николай Петрович Шереметев взялся за театральное дело всерьез. Читал артистам пьесы, бывал на репетициях. Был он горяч, решения принимал стремительно, требовал полного повиновения. Впрочем, ему и в голову не приходило, что крепостные могли ослушаться.

Был внимателен к ученикам. Бывал у них в «репетишной», слушал, сам играл на разных инструментах. Если кто из будущих актеров заболеет, приносил лекарства.

Граф сразу отметил среди учениц черноглазую застенчивую девочку — Парашу Ковалеву.

ДЕВОЧКА ПРАСКОВЬЯ ИВАНОВНА

— Граф велели тебе идти в репетишную! — громко прошептала, вбегая, Таня Шлыкова.— Скорее, Параша!

Побежали. Дорогой Таня не умолкала: так интересна была новость.

— Их сиятельство сказали, будто надобно петь в опере.

— Какой опере?

— Теперь же узнаешь. Раз они велели. Другие не согласные, про тебя сказывали: «мала еще». А граф говорят: «маленькая да удаленькая...»

Параше не исполнилось еще одиннадцати лет, когда граф определил ее играть на сцене.

И вот настал день премьеры — 29 июня 1779 года.

В усадьбу въезжают золоченые кареты, экипажи. С запяток соскакивают лакеи, торопятся открыть дверцы. Парадные мундиры, камзолы, пышные дамские прически. Звучит музыка, бегают слуги. Артисты пробуют голоса.

А в уголке, плотно сжав маленький рот, стоит черненькая девочка с гладко причесанной головкой. «Только бы не потерять от волнения голос! Только бы не забыть роль! Только бы не думать, куда девать руки, как поставить ноги!»— про себя повторяет девочка, и лицо ее бледнеет, а глаза становятся все больше, блестят все ярче...

Когда надо выходить на сцену, девочка совершенно спокойна. Откуда взялись плавные движения? Уверенный голос?

Сановитые гости держат в руках программки. Там напечатано, что при домовом театре его сиятельства графа П. Б. Шереметева будет представлена комедия Гретри «Опыт дружбы». Роли исполняют... Возле каждой роли стояла фамилия артиста, имя и отчество. Служанка Губерт— Прасковья Ивановна... Гости возмущены: крепостная девка Парашка — и Прасковья Ивановна! Большой самовольник этот граф, он нарушает все правила света. По отчеству назвать девочку одиннадцати лет!

Голубой занавес поднят. Перед сценой сидят музыканты. В ложе на стульях с золочеными ножками — важные гости.

А на сцене происходит вот что. Бланфор и Незлон — друзья. Они любят прекрасную индианку Корали. А Корали любит Незлона. Сила дружбы такова, что Бланфор благословляет любовь товарища.

Параша играла служанку Корали — Губерт.

Маленькая Губерт была мила, изящна, лукава, послушна. Она тоже искренне верила в честную дружбу, в благородную любовь, в настоящих сильных людей.

Опера прошла с успехом, гости кричали: «Браво!», аплодировали.

Вероятно, многих умилила и поразила юная актриса. А она кланялась, улыбалась и была счастлива.

Девочка поняла — она будет актрисой.

(Окончание в следующем номере)

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?