Костёр 1984-08, страница 35

Костёр 1984-08, страница 35

бе Инны Кочубей, в 1941 году вместе с Витей ездившей в Артек. Хотя в городском краеведческом музее можно прочитать ее воспоминания о Вите и днях, проведенных во Всесоюзном пионерском лагере.

«У Вити были умные, добрые глаза, — пишет Инна Кочубей, — сам он щупленький, невысокого роста. Очень спокойный и уравновешенный». Товарищи как-то особенно уважали Коробкова. По пути в Ялту Витю, одного из группы, укачало на пароходе. Над ним подшучивали, но авторитет его в ребячьем кругу был неоспорим.

Инна вспоминала, что Витя* привез в Артек альбом. А на первой же викторине получил акварельные краски. На следующий день все листы были заполнены рисунками! До отъезда у Вити получилась «целая коллекция видов Артека». Война прервала отдых ребят...

Может быть, через Инну Кочубей отыщутся и другие Витины друзья по Артеку. Надо найти его бывших одноклассников. И не только их. Ребята часто встречаются с Лидией Карповной Чинарьян, учившей

Витю в первых классах, а вот о других учителях почти ничего не знают. Новых подробностей о жизни пионера-партизана ждут в разных местах нашей страны, ждут друзья из Германской Демократической Республики.

Во время туристской поездки в Советский Союз учитель русского языка, географии и астрономии ортрандской школы имени Вити Коробкова Дитрих Петцольд и его жена

в Публичной библиотеке в Мо- не обрадовались, когда полу-

скве от руки переписали повесть В. Ершова «Витя Коробков, пионер-партизан». Дома они разделили рукопись так, что ученики разных классов смогли взяться за перевод на немецкий язык. Книгу переводила вся школа!

Пионеры Ортранда с увлечением читают ее. Желая побольше узнать о герое, немецкие ребята написали в школу, где учился Витя. Началась оживленная переписка. И вот друзья решили встретиться. Группа немецких пионеров была приглашена в ялтинский лагерь «Дружба». Туда же приехали феодосийские школьники.

Сколько было вопросов! Поначалу ребята объяснялись с помощью переводчика. Но уже через несколько часов стали так легко понимать друг друга, что взрослые старались не мешать им.

— В первый момент мы немного растерялись, — улыбается участница встречи Лена Попова, — а потом, рассказывая о своих городах, школах, постепенно забыли, что говорим на разных языках. Нас удивило, — продолжает Лена, — как хорошо наши друзья Дёрте, Аннет и Уве знают биографию Вити Коробкова. Они очень серьезно интересовались самыми, казалось бы, незначительными чертами его характера. Поэтому мы должны были рассказать им о Вите как можно больше. В тот день мы особенно почувствовали свою ответственность перед всеми, кому дорога память о нем. И, конечно, искрен-

чили приглашение приехать в Ортранд.

В память о встрече ребята сохраняют фотографии, открытки, рисунки. Переписка с немецкими друзьями стала еще оживленнее и шире.

...По воспоминаниям Валентина Петровича Ковтуна, находившегося с ним в фашистской тюрьме, «Витя не думал о смерти — никогда не говорил о ней». Он хотел жить и любил рисовать. Сколько помнил он себя, рядом всегда было море. Его Витя рисовал особенно часто. Пристроится с альбомом на камне и, вглядываясь в бескрайний простор, принимается за работу. И все это было так же доступно, как просто жить в родном городе, где каждая улочка знакома и привычна с детства.

Фашисты отгородили набережную колючей проволокой, запретили жителям выходить к морю. Поэтому в последнем Витином альбоме морских этюдов нет. Ведь город и море были освобождены от врагов после его гибели.

На одной из его акварелей, сохранившейся с довоенного времени, взволнованное море, потемневшее небо. Но от лучей, пробивающихся из-за туч, на воде солнечная дорога. И по ней маленький отважный корабль уплывает вдаль.

Мне нравится, что он маленький, нравится, что он отважный, а море... море оно всегда большое, точно такое же, как за окнами музея.

Н. ИЩУК Рисунки Вити Коробкова

: т

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?