Костёр 1985-01, страница 8




Костёр 1985-01, страница 8

Волки окружили выбившуюся из сил лосиху. Лосенок прижался к матери и затих. Еще миг...

Голубой вертолет круто пошел на снижение. Грохочущая крылатая машина камнем падала на головы волков. Те разом отпрянули от лосихи и кинулись в тайгу.

Подталкивая изнемогшего малыша, лосиха спустилась к озеру. Вот они вошли в воду и медленно поплыли на противоположный берег.

Три часа летали Еремей с дядей Володей над тайгой. Видели медведицу с двумя медвежатами. Медвежата учились ловить рыбу. Видели шиш-кующую белку. Рыжую. Ушастую. Она сидела на верхушке кедра и, зажав передними лапами шишку, проворно вынимала из нее орешки. Спугнули пригревшуюся на солнышке косматую росо-маху. ' Щ • I ■ ,

— Костер!— крикнул Еремей.

— Вижу,— откликнулся дядя Володя.

Вертолет стал снижаться. Человек, сидящий у

костра, вскочил, призывно замахал руками, что-то закричал.

Они приземлились на крохотной таежной полянке. К вертолету подбежала женщина. Это и была пропавшая связистка.

— Заблудилась,— смущенно призналась женщина.— Привыкла ходить по компасу, а компас разбился. Вот и...

Когда голубой вертолет взлетел и набрал высоту, дядя Володя доложил диспетчеру:

— Ромашка!.. Ромашка!.. Я — четырнадцать тридцать два. Нашел. Взял на борт. Возвращаюсь на базу...

ЭТО Я, ПАПА!

Каждый день Еремея начинался с того, что он бежал в больничную рощу, взбирался на высокую завалинку больничного домика, подтягивался на руках и висел, разговаривая с отцом в приоткрытое окно. Отцу вставать врачи не разрешали. Но окно возле его кровати всегда было приоткрыто: отец ждал сына.

— Это я, папа!

— Слышу, сынок, говори!

— Папа, тебе лучше?

— Лучше, сынок! А как твои дела?

— Вчера мы летали с дядей Володей...

Больше отца не было слышно. Говорил Еремей. Про тайгу, которую он увидел такой, какой ее видят птицы. Про лосенка, про конструктора вертолетов Михаила Леонтьевича Миля, про волков, про нефтяников, про поросят. Отец слушал сына и улыбался. Хорошо, что Еремей попал в руки к такому замечательному человеку, как Володя Курашов, известный на весь район вертолетчик.

Когда запас новостей у Еремея иссякал, он спрашивал отца:

— Ты все расслышал, папа?

— Конечно, сынок.

— Ну, я пошел, папа! Мы с дядей Володей сегодня летим...

— Счастливо, сынок!

6

— Я завтра приду, папа!

Мальчик спрыгивал с завалинки, радостно вдыхал упругий утренний воздух. Веселыми глазами

глядел на желтеющие березы, на устланные опавшим листом дорожки больничной рощи, на синее небо, розовеющее в лучах только-только проснувшегося солнышка. Впереди был длинный день. Рокот мотора. Шум лопастей. Счастливый миг взлета. Вверх! Вверх! К птицам!

ОСТРОВИТЯНЕ

Летели на север.

Сперва под вертолетом зеленела тайга. Потом лес поредел. Пошли островки чахлых осин, потом и они пропали. Болото.

Шишкастая кровля болот была темно-бурой, как шкура старого медведя. Давно полегли и увяли болотные травы. Лишь кое-где, на огромных кочках, кустилась, топорщась, зеленая осока. Между кочками тускло посверкивала маслянисто-коричневая вода, зеленью отливали затянутые илом «окна»— страшная ловушка для всего живого. Стоит оленю, лосю или человеку ступить в это «окно» и — конец. Засосет, затянет трясина...

Зимой болота промерзают, на них строят временные дороги — зимники. А сейчас по этим болотам ни пройти, ни проехать...

— А вон и остров нефтяников!

Сперва Еремей увидел только темное пятно. Приближаясь, оно увеличивалось, и вот уже стала видна буровая вышка, над которой клубился пар. Рядом с вышкой — вагончики. Из длинной трубы тянулась струя густого черного дыма.

— Котельная дымит,— сказал дядя Володя.

МИ-8 мягко опустился на бревенчатый плотик. Буровики принялись разгружать вертолет.

Возле буровой вышки на специальных стеллажах лежали длинные и тонкие бурильные трубы. Под брезентовым навесом громоздились мешки с глиной и цементом.

— Все это привезли сюда тоже на вертолете?—спросил Еремей.

— На чем же еще?— ответил подошедший к ним буровой мастер.— И вышку вертолет притащил.

Вертолет разгрузили. Теперь его заполнили буровики, которые отработали здесь две недели и летели в поселок на отдых.

— До свиданья, старина,— сказал буровой мастер, любовно поглаживая холодный бок вертолета.— Без вас нефтяникам здесь ни жить, ни работать...

ДИСПЕТЧЕР, КАК СЛЫШИТЕ?

Сквозь сон Еремей слышал какие-то голоса, топот, стук. Утром на кухонном столике нашел записку: «Улетел по срочному заданию. К вечеру вернусь. Дядя Володя».

Еремей уже знал, что если надо выяснить о вертолете или вертолетчике — иди в диспетчерскую.



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?