Костёр 1985-05, страница 39

Костёр 1985-05, страница 39

— Зеркало, зеркало,— зашептала Лиза высохшими губами и, покачиваясь, оглушенная и одуревшая, заходила по шуршащим листам рассыпанных книг, ища зеркало, но не нашла его. В голубой зале она выдернула из-под осколков стекла и кипы журналов суконную скатерть, стала укладывать в нее валявшиеся на полу книги. Связав увесистый узел, взвалила его на спину и вышла в пространство, заполненное клубами красного дыма и громовыми раскатами. Не прячась за стены, не сгибая голову, избегая лишь обжигающей жары пожаров, Лиза шла в направлении казематов, которые (она знала) находились у основания западного бастиона. Через четверть часа она очутилась под сводами древнего подземелья. Здесь пахло заплесневелым камнем, с потолка редким дождем сыпались капли. Под ногами хлюпала вода. На ощупь отыскав сухое место, Лиза высыпала книги и направилась за новой партией. Она таскала книги до тех пор, пока совсем не выбилась из сил и, упав в воронку, потеряла сознание.

Наутро, когда канонада поутихла и лишь изредка то здесь, то там что-то взрывалось, гулким эхом разносясь по округе, она очнулась. Нужно было идти в свой дом, но спина и ноги совершенно одеревенели, по телу разливалось бессилие. Нечеловеческих усилий стоило ей приподняться. Уже отчетливо она слышала шум реки и видела из-за обрывистого берега торчащие из бурлящей воды обломки железнодорожного моста, но не видела своего дома. Лишь закопченный остов стены над черной, слабо дымящейся воронкой, и чудом уцелевшее на нем, расчерченное трещинами, зеркало в обгорелой раме. Это было то самое зеркало, которое она каждый вечер клала на пол стеклом вниз.

— Они забыли снять зеркало,— прошептала Лиза, и, заглянув в черноту воронки, робко позвала:— Папа, папа! Тетя Манефа!

Ей почудилось, будто кто-то зашевелился на дне воронки и простонал. Она уснула.

Ночной воздух расцвечивали трассы желтых огней, клубы красного дыма, зеленые кометы осветительных ракет и качающиеся белые лучи прожекторов. Вся эта чудовищная иллюминация озаряла дрожащим светом низко нависающие облака, из которых доносился стон бомбардировщиков, градом осыпающих бомбы. Рассеянно озираясь, Лиза пробиралась через огонь и дым, проползала сквозь бреши, пробитые снарядами в стенах, карабкалась на кучи битого кирпича. Наконец она добралась до библиотеки. Здание еще стояло с наполовину осыпавшейся крышей. Среди камней и штукатурки она стала выискивать книги. Собрав их и завязав в платок, потащила в подземелье. Среди горящих руин метались немецкие солдаты, что-то кричали, катили куда-то легкие пушки, палили из минометов. Часто она натыкалась на убитых.

Лиза перешагивала через них и шла дальше. Ей казалось, будто висящий за спиной узел с изодранными книгами был той спасительной броней, которая делает ее неуязвимой. Возвращаясь из подземелья в библиотеку, она брала с собой какую-нибудь дорогую книгу, как талисман, спасающий от смерти. И смерть обходила ее стороной. Когда на третий день своей работы Лиза вынесла из библиотеки последние книги и, обессиленная многочасовым трудом, упала, не выдержав тяжести узла, в стену библиотеки ударил снаряд, и стена обрушилась, погребя под собой все, что было внутри. Раскаленная волна пронеслась над Лизой, и перепонки, казалось, лопнули, не выдержав грохота.

Но Лиза осталась жива. Через какое-то время она встала и пошла в подземелье.

В начале июля фашистские войска вышли из западной части города, оставив после себя дымящиеся руины. Вступившие сюда советские солдаты не нашли здесь ни одного уцелевшего дома и ни одного мирного жителя.

Ранним солнечным утром редактор фронтовой газеты лейтенант Игорь Горохов с фотоаппаратом в руках шел вдоль бастионов, которые окружали со всех сторон старый город. Он хотел найти место, с которого можно было бы сделать панорамный снимок. Под заголовком «Мы возродим тебя», он собирался поместить в газете довоенные фотографии с видами города, прежде знаменитого на всю Прибалтику своими архитектурными памятниками, а рядом — фотографии развалин.

Идя мимо западного бастиона, Игорь наткнулся на вход в какое-то подземелье. Выведенная мелом надпись сообщала о том, что здесь находится городская публичная библиотека, в которой всем желающим без залога выдаются книги. Игорь сфотографировал эту надпись и вошел под темные своды. Под ногами захлюпала вода. Прижимаясь спиной к осклизлой стене, он стал пробираться в глубь подземелья. Посреди черной воды, в которую, осыпаясь с потолка, гулко ударяли тяжелые капли, он увидел каменистый островок. На островке, среди груды книг, укутавшись в грязную темно-зеленую скатерть, спала девочка. Из-под рваного платка торчали слипшиеся волосы. Отраженный водою слабый свет едва касался ее лица, изможденного, чумазого. Тонкие пальцы сжимали книгу в вишневом переплете.

— Девочка, проснись!— позвал Игорь,— проснись же,— она не просыпалась. Тогда он потормошил ее за плечо. Девочка открыла глаза и, нисколько не удивившись, тихо спросила:

— У тебя есть сахар?

— Есть, конечно, есть!— лейтенант полез в сумку.

— На, возьми,— он протянул ей несколько кусочков.

— Спасибо,— сказала девочка и, не выпуская из рук книгу, взяла кусочек сахара с его ладони.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?