Костёр 1985-12, страница 37

Костёр 1985-12, страница 37

БОГАТЫРИ

Д. БЕЛОУСОВ

Всю дорогу, пока я ехал обратно в Ленинград, меня мучила мысль — неужели тот, так неприятно поразивший меня посетитель Третьяковской галереи был прав? Картину Васнецова «Богатыри» я хорошо знал, она была для меня старой доброй знакомой. Конечно, я всегда считал, что на ней изображены былинные герои и, наверняка, художник не полностью следовал историческим исследованиям, но уж больно резанули по сердцу слова этого самодовольного человека. Он, стоя у картины, объяснял с чувством превосходства:

— С военно-исторических позиций многое здесь изображено неправильно... Кони... Да на таких тяжеловозах разве разгонишься? А ведь именно разгон решал исход конного поединка. И оружия такого не было: копье не бросить — тяжелое и короткое, с таким только на медведя ходить. Щиты у богатырей круглые, а у русских воинов всегда были миндалевидные. Лук маленький, далеко ли из такого выстрелишь? Одним словом — все это сказка!

Прямо профессор истории!

— А вы взгляните на Добрыню Никитича,— вещал он.— Меч — и тот изображен неправильно! Славяне тогда делать мечи не умели, на Руси все они были норманнского производства с плоским лезвием, а не с выборками ме-

щ

талла — долами — как на картине.

Если до этого я еще мог поверить знатоку... Неужели славяне не умели сами отковать меч, неужто зависели в этом от норманнов?

Самое обидное было то, что я не знал, как возразить этому самоуверенному человеку. Хотя, казалось бы,— что мне до каких-то богатырей на картине, написанной давным-давно? Но задел, и больно задел тот знаток какую-то струнку в душе, очень захотелось отстоять перед ним моих давно ушедших с земли предков, высоких, русоволосых русичей. Они-то сами уже не смогут постоять за себя, но я-то могу, я должен, ведь я их часть, хотя и живу в большом городе и никогда не летел по ковыльной степи на боевом коне.

Как только я приехал домой, сразу же пошел в библиотеку. Мне дали цветную репродукцию «Богатырей» и целую гору книг. В них говорилось о манере письма Васнецова, о размещении всадников на картине, кто и когда был натурщиком. Оружием авторы почему-то не интересовались. Тогда я попросил что-нибудь о старинном русском оружии. Библиотекарь протянула толстый том в кожаном переплете. Быстро я нашел главу о мечах. И расстроился: действительно, черным по белому там было написано, что мечи на Русь

завозили варяги. И были эти мечи с плоскими лезвиями, заточенными с краев. Выходит, Васнецов ошибся, а тот человек из Третьяковской прав?

Почти отчаявшись, я все же решил посмотреть материал об остальном оружии, изображенном на картине. А вдруг удастся что-нибудь разыскать? Начал с лука Алеши Поповича. В книге было два рисунка: лук «простой» — палка с натянутой тетивой (такие я и сам в детстве мастерил) и лук «сложный». Да ведь это же тот самый лук, который изображен на картине! В книге говорилось, что такие луки были короткими, а стреляли они далеко потому, что были сделаны из дерева, роговых пластин, на тетиву шли сухожилия животных. Ага, неправ «знаток» из Третьяковки!

Торопясь, нашел я главу о копьях. Оказалось, конные копейщики никогда копья не метали, для этого у пехотинцев существовали сулицы — специальные короткие пики. Васнецов совершенно правильно изобразил копье Ильи Муромца тяжелым и коротким. Даже в такой, казалось бы, мелочи, как наконечник, художник не ошибся. Нарисовал плоское лезвие, с едва заметной гранью. Про копья с такими, наконечниками в книге сказано, что появились они на севере, по классификации ближе всего стоят к рогатине, ими можно было пробить самый мощный доспех. Все сходится, опять сходится: Илья-то недаром — Муромец, родом из-под города Мурома, а это север Руси.

Представляю, как, наклонив копье, налетал богатырь на противника... Силу удара, это известно, решает скорость и масса. Пусть кони богатырей уступали в скорости коням противника — весом возьмут. А вот насчет преследования стоит выяснить. Недолгий поиск в книгах... Ага, вот и сказано: славяне не очень любили конные схватки и погони, предпочитали пеший бой. И хотя в XII веке для преследования даже выделялись специальные отряды, основная масса войск оставалась на месте: считалось, кто остался стоять на поле боя, тот победитель. Нашим же богатырям зачастую и нельзя было преследовать противника — они несли службу у границы.

Надо бы еще взглянуть в былины! Вдруг там тоже есть что-нибудь интересное. Открываю их и почти сразу же удача — натыкаюсь на фразу о том, что ростовский дружинник Александр Попович, ставший прототипом былинного героя-богатыря Алеши Поповича, за мужество и доблесть при отражении набега половцев получил в награду гривну — золотой обруч для ношения на шее. Тут же отыскиваю репродукцию, погребенную на столе под стопками книг. Затаив дыхание всматриваюсь — есть! Небольшой золотой ободок вокруг шеи Поповича. Да, вот она, одна из первых медалей Руси — шейная гривна. Недаром Васнецов работал над «Богатырями» 20 лет. Даже мелкая деталь попала на картину! Стоит поучиться у художника кропотливости в работе. И этот человек мог допустить крупную ошибку

с мечом? Вряд ли...

_ #

Так вот, о мече мне долго ничего не удавалось узнать. Ходил я по музеям, заглядывал к знакомым историкам. Но специалистов по старин

32

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?