Костёр 1987-07, страница 29

Костёр 1987-07, страница 29

напоминании ложился поспать, а на прогулках делал гимнастику животом. Постепенно мои руки пополнели, появилось брюшко. Через три месяца я больше не был похож на того маленького худенького мальчика с выступающими ключицами, который прилетел сюда с Земли.

Вот, скоро я стану таким знающим человеком, что меня сделают академиком ста космических академий, нет... лучше народным консультантом ста галактик. Ко мне будут приходить и говорить: «Уважаемый Иван Галактионович! В созвездии Тельца открывается симпозиум по вопросам...» Или: «Не возглавите ли вы делегацию на конференцию в созвездии Стрельца?..» А может быть, мне скажут: «Не желаете ли вы выступить на научных чтениях в созвездии Водолея?»

Правда, я почему-то никак не мог придумать темы моих будущих выступлений. Наверное, знаний во мне накопилось уж очень много.

Одним теплым солнечным днем мы с Кексом и Офом стояли у края бассейна и, поглаживая животы и жмурясь от солнца, беседовали о будущем.

— Кем ты хочешь стать?— спросил я Кекса.

Прошла минута или две.

— А никем,— ответил Кекс, подумав.

— А ты, Оф?

— Никем,— зевая, сказал Оф.

— И все так?

— Не знаю,— сказал Кекс.— Я не интересо

вался.

— А кто же будет работать?— удивился я.

— А никто. После учения надо бы и отдохнуть немного.

На небе появилась тень. Мы подняли головы. Над площадкой, медленно кружась, завис летающий блинчик.

— Кто-то прилетел,— сказал Кекс.

В этот момент за нашими спинами кто-то вскрикнул, и раздался всплеск. Мы обернулись и увидели отчаянно барахтавшегося в воде малыша.

Надо спасать его,— строго сказал Кекс.— Они еще плаванья не проходили.

— Зато мы знаем десять стилей! — Оф задумчиво почесал живот.— Его надо спасать стилем карабас-барабас.

Но вместо того, чтобы прыгнуть, Оф почему-то отступил от воды.

— Ничего подобного! Надо стилем бултых-валяй!— заявил подскочивший к нам Пчхи-Пчхи.

Около бассейна быстро собралась толпа. Все заспорили, каким стилем спасать малыша. Одни приняли сторону Офа, другие — Пчхи-Пчхи, но никто не прыгал.

Тем временем бедный малыш все чаще погружался в воду.

И тут я не выдержал. Видя, что никто больше прыгать не собирается, я прыгнул сам. Конечно, мне не очень-то хотелось после теплого солнышка купаться в холодной воде и я не знал 10 стилей,

как Оф, но парочку пилюль я в свое время проглотил и переварил.

Я вынырнул в нескольких метрах от малыша и был совершенно спокоен. Сейчас я вытяну ноги, сожму ладони, чуть согну локти. Но что происходит? Руки и ноги почему-то совсем не слушались меня и, вместо того, чтобы поплыть, я стал снова погружаться с головой в воду.

— Караул!— захрипел я из последних сил.

Чьи-то руки подхватили меня и поволокли

к берегу.

Пока я сидел на лавке и приходил в себя, взрослые вылавливали из бассейна Офа, Пчхи-Пчхи, Кекса, малыша и других ребят, в суматохе свалившихся в воду.

Наконец, папа, мокрый с головы до ног, подошел ко мне. Я никак не мог понять, откуда он взялся, а оказалось, что он прилетел на том самом блинчике, который кружил над площадкой.

— Нда...— протянул папа, оглядев меня.— Что-то я не очень понимаю. Странно, ведь раньше ты неплохо плавал.

— Я сейчас умею плавать,— сказал я.— Даже еще лучше. Я две пилюлй съел по плаванию.

— Чего? Пилюли?— Папа расхохотался так, что я стал с опаской оглядываться, испугавшись, что на нас будут обращать слишком много внимания.— Пилюли! Вот оно что! Пилюли по плаванию! Неужели ты думаешь, что наевшись пилюль, можно научиться плавать?

— Конечно!— воскликнул я обиженно.— Я и по остальным предметам съел почти 200 пилюль!

Папа в ужасе уставился на меня. — 200 пилюль!— пробормотал он.

И ты за

три месяца не решил ни одной задачки и ни разу не напрягал голову?

— А зачем ее напрягать? Наоборот, надо хорошенько расслабиться и ни о чем не думать!

В эту минуту к нам подбежал директор школы.

— Ну как?— вцепившись в папину руку, воскликнул он.

— Вы оказались правы! Я не могу узнать собственного сына!

— Я же говорил!— воскликнул директор, торжествующе улыбаясь.

В тот же вечер папа забрал меня из школы пилюль на планете Синелябр. Гастроли в созвездии Ультра-Кита закончились. Цирк отправлялся домой.

Честно вам признаюсь, что после космического путешествия привыкать к земным условиям очень трудно. Сами попробуйте после 3-месячного ничегонеделания снова усесться за задачи, чтение, зубрежку стихотворений, лазанье по канату и писание сочинений. То ли дело было в космосе — хлоп!— ты и пальцем еще не шевельнул, а уже самый образованный и ученый!

Завтра я продолжу занятия в нашей земной школе. Но теперь, я надеюсь, вы понимаете, почему я волнуюсь?

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?