Костёр 1987-07, страница 26

Костёр 1987-07, страница 26

время пролетит несколько лет! Получалось, что я проведу свои лучшие годы без родителей. Мама схватила меня в охапку и прижала к себе: «Не оставлю!»

На следующий день я в последний раз пришел в школу, в которой провел семь лет и в которой знаю все щели и закоулки. Я встал перед классом и объявил, что улетаю вместе с родителями. Разразилась буря.

— Ура! Звездышкин улетает!!!— радостно закричал кто-то, но тут же извиняющимся тоном добавил:— Я хотел сказать, везет же тебе!

Ребята обступили меня и принялись забрасывать вопросами, выяснять куда, зачем, да почему. А под конец они завалили меня кучей вымпелов и значков.

— Можешь оставить себе, а можешь подарить ребятам с другой планеты.

Когда я выходил из школы, начало темнеть. Я остановился. Окна школы светились, и я отчетливо видел учителей и ребят в кабинетах. Вокруг меня тихо падал декабрьский снег. Я высунул язык, чтобы поймать снежинку, и случайно коснулся щеки. Щека была соленой и мокрой.

«Так просто,— подумал я.— Попрощался и ушел. Вот и все».

Утром наши вещи были собраны, и мы поехали на космодром.

В звездной системе Ультра-Кита, куда отправился галактический цирк, 12 планет с развитыми цивилизациями. Родители решили отдать меня в школу на планете с красивым названием Сине-лябр. Папа слышал, что на этой планете детей обучают каким-то особым и быстрым способом.

Прямо из синелябрского космопорта папа позвонил в ДЕДСЕД (департамент детских дел).

— Угу?— спросила диспетчер. (На Синелябре так говорят вместа «алло»).

— Я приехал в командировку и хочу оставить сына на три месяца в школе.

— Ага!— ответила диспетчер и сообщила адрес.

Мы остановили пролетавший мимо летающий блинчик и отправились по адресу. Вскоре блинчик опустился на небольшую площадку посреди красивого парка у дверей невысокого здания цилиндрической формы. Папа оставил меня в совершенно пустом коридоре, а сам скрылся за дверью с табличкой: «Директор». Минут через пять он выглянул и поманил меня пальцем.

— Эге! Вот и наследник!— радостно приветствовал меня толстенький человечек в ослепительно белом комбинезоне.

— Тоже, наверное, мечтаешь стать частицей?— спросил он и схватил мою руку. Толстяк сразу мне понравился. Согласитесь, нечасто можно встретить добродушного и веселого директора.

— У нас лучшие школы в галактике!— заявил он и принялся расхаживать по кабинету, засунув руки в карманы брюк.— Мы готовим самых знающих людей во Вселенной! Экспериментальная школа! Широчайшие познания во всех областях! И мое...— он вытащил руку из кармана и

поднял палец. Прорезь мгновенно срослась, и кармана как не бывало.—...великое достижение химии.

— А почему такой худенький?— вдруг воскликнул директор и, подскочив ко мне, принялся меня ощупывать.— Ндаа...— покачал он головой.— Наверное, учишься неважно?

— П-почему?— смутившись, спросил я и протянул ему аттестат. Директор небрежно кинул его на стол.

— Ну-ну! Ничего!— он ободряюще похлопал меня по плечу.— Просто у нас поговорка такая есть: «Ученый толст, а неуч — худ!»

Мы с папой (папа у меня высокий и худой) переглянулись и покраснели.

— Ничего! Ничего! — снова сказал директор.— Мы отдадим тебя в десятый класс, что соответствует у нас 12-летнему возрасту. А чтобы ты не очень отставал от одноклассников и быстро наверстал упущенные знания, наши учителя создадут для тебя ускоренную программу обучения. Уверяю, через три месяца вы не узнаете своего сына!— пообещал директор моему папе.

Проводив папу до блинника и попрощавшись, я вернулся в школу. Меня ожидал учитель — дородный мужчина в таком же, как у директора, комбинезоне. Мы остановились перед белой, как и стена, дверью. Створки двери бесшумно разъехались в стороны.

— Вот твой класс,— шепотом сказал учитель.

Хорошо, что он меня предупредил! Сам бы я

ни за что не догадался! Я бы подумал, что это — спальня или больничная палата. На надувных кроватях спали человек десять мальчиков.

Учитель подошел к пустому углу и нажал на стене кнопку. Как будто из ничего, надулся большой прозрачный пузырь. Спустя мгновение он принял форму кровати с подушкой и одеялом и потерял прозрачность.

— Твое рабочее место. Вещи поставишь в шкафчик.— Пожелав хорошо устроиться, учитель вышел. В классе было тихо. Никто не пошевелился, ни одна голова не поднялась от подушки. Только посапывали торчавшие из-под одеял носы.

Спать мне не хотелось, но больше делать было нечего. Никаких видеофонов, никаких телестен! Только кровати, да тумбочки!

«Тоска! Как в больнице!»— подумал я. И вдруг замер от неожиданности. Прямо на меня глядел глаз мальчика с соседней кровати. Глаз моргнул два раза и закрылся. Немного погодя, он открылся снова и уставился на меня.

— Скажите, пожалуйста, у вас тихий час? — быстро заговорил я.

Мальчик приоткрыл второй глаз.

— А...— вдруг сказал он без всякого выражения.— Новенький...

— Меня зовут Ваня Звездышкин!— представился я.— А вас?

Вместо ответа мой сосед тяжело вздохнул. Получилось что-то вроде «Оф» или «Уф».

— Как вас зовут?— повторил я громче.

Мальчик опять тяжело вздохнул.

— А!— догадался я.— Вас зовут Оф?

Позже я узнал, что у моего соседа было более

21

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. "надувное зеркало"
  2. Красивые двери

Близкие к этой страницы
Понравилось?