Костёр 1987-09, страница 5

Костёр 1987-09, страница 5

Последние месяцы гражданской войны на Северном Кавказе. Бурное, вихревое время революционных битв. Война стронула с насиженных мест сотни тысяч людей. Так, например, попали в Кисловодск герои повести мать и сын Сидо-рихины. И как в водовороте, оказались они в центре драматических событий. Ну кто бы мог подумать, что бойцам

М. ДЕМИДЕНКО

Сидорихины Полина Гавриловна и Ванюша приехали на Северный Кавказ в августе 1920 года и поселились в Кисловодске, в трехэтажной каменной гостинице «Бештау» в самом центре города.

Ресторан захватил агитотряд. И «Бештау» сразу стал напоминать вокзал в Ростове, когда на пятый запасной путь подают теплушки из Армавира для мешочников из Тамбова. Недаром говорят, что порядок в театре потеряли при первой постановке греческой трагедии вместе с текстом.

Ресторан без хозяина, агитотряд без командования. Киномеханики и киноаппарат с «динамкой», оборудованный велосипедным приводом, чтоб дать ток, забрали во Владикавказе, плакаты про вшей и дизентерию вместе с чтецами-декламаторами услали в Среднюю Азию, осталась часть труппы Народного революционного театра имени первого выстрела крейсера «Авроры», духовой оркестр, художник и два режиссера — Георгий Людвигович Пффер (классик) и Усов-Борисов (авангардист).

Георгий Людвигович Пффер вел род от шведа, попавшего в плен при Полтавской битве. Вначале Пфферы шили хомуты на Охте, затем осели в театре, стали потомственными суфлерами.

— С моим дедом здоровался за руку сам Собинов!— хвастался Георгий Людвигович.— Я суфлировал самому Шаляпину! А вы мне будете читать проповеди о театре! Стыдно, юноша! Вы отрицаете оперу!

Усов-Борисов тоже родился в Петрограде, на Лиговке, про своих родителей ничего не рассказывал, зато он видел Маяковского, писателя Бабеля в штабе еще более знаменитого человека, самого Семена Михайловича Буденного.

— Хлам истории!— заявлял Усов-Борисов.— Оперу отрицал даже граф Лев Николаевич Толстой. Вам не понять момента истории! Вы погрязли в проклятом прошлом! Вы — раб искусства эксплуататоров! Вы даже не читали «Готской программы»!

Ночью Сидорихины проснулись от шума. Ночи уже стали прохладными. Набросив шаль на плечи, Полина Гавриловна отодвинула фикус, открыла дверь, вышла на балкон.

На булыжной мостовой перед «Бештау» выстраивались заспанные музыканты, артисты сладко зевали. Во главе строя стояла Софья Ильинична в мужской военной форме, с кепкой на голове.

Левый фланг замыкал Усов-Борисов — он был самым маленьким в агитотряде.

— Инструменты брать?— спросила «флейта».

агитотряда — музыкантам и артистам, призванным N агитировать за революцию, за Советскую власть, придется выполнять такое необычное задание — ловить зверей? И что все так кончится*..

Полностью повесть М. Демиденко «Музыканты» будет напечатана в издательстве «Детская литература».

Рисунки А. Борисенко

— Оставить!— скомандовал комендант взвода охраны штаба тыла.

— Куда нас подняли?

— Товарищи, не бузить!— сказал комендант.— Инструмент вам не потребуется. И оружие оставить. Софья Ильинична, у вас есть наган, оставьте его, христа ради, под подушкой.

— Я с ним никогда не расстаюсь после налета Махно на хутор Бочка,— сказала капельмейстер.

— Сегодня оставьте! От греха подальше. Куда ты винтовку взял? Снеси в'козлы.

— Почто тревога?— спросил толстый дядя Гриша, «барабан».

— Вас подняли на облаву,— ответил комендант.

— А почему нас? Почему не вас?

— Почему без взвода охраны?

— Почему на облаву без оружия?

— По кочану!— начал сердиться комендант.— Вам девица обрисует.— Прошу, товарищ!

Откуда-то из темноты появилась девушка, сверху не разглядеть: красивая или нет. Она стеснялась, начала объяснять:

— У меня из зоопарка сбежали звери.

— Кто сбежал?— не поняла «труба».

.— Зверь, говорят, бандюга махровый.

— Почему же винтовку запретили взять?

— Тихо! Не слышно! Ты, подруга, говори шибче.

— Меня горком комсомола назначил комиссаром зоосада,— продолжала девушка, чуть не плача.— Звери — народное добро, а кормить их нечем. Мало корма... Средств не хватает. Они и убежали. Вечером.

— Все?

— Нет... Только часть. Незначительная часть. Остальные мечутся.

— А мы-то при чем? Нам самим перловки не хватает.

— Утром люди пойдут на работу, дети пойдут. И военные пойдут,— объясняла девушка.— Военные от неожиданности...

— С перепугу,— поправил кто-то.— Если лев на тебя попрет.

— Может быть... Могут выстрелить. И убить зверя. А он — народное достояние. А еще могут укусить...

— Кто? Военные?

— Значит, мы будем ловить диких зверей?— догадался наконец Усов-Борисов.— Звероловами будем?

— Вроде,— сказала девушка.— Помогите зоосаду!

МУЗЫКАНТЫ

отрывок из повести

3

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?