Костёр 1989-02, страница 31

Костёр 1989-02, страница 31

Бургомистр выдержал нужную паузу.

— Но вы видите рядом со мной человека, молодого человека по имени Вински. Он сказал, что сможет справиться с американским замком и вызволить Лизу. Разрешим ли ему попробовать? Верите ли вы его словам?

— Конечно, верим! — послышался из толпы голос господина Хайтулитти, прежнего Хальюлиини, но, кроме него, никто больше не верил, но все-таки все сказали, пусть парень попробует, от таких пострелов никогда не знаешь, чего ждать.

— Но,— продолжал бургомистр,— молодой человек Вински выдвигает условие, что, когда он войдет в колокольню, к ней нельзя подходить ближе, чем на сорок шагов. Согласны ли вы с его условием?

— В чем он нас подозревает? В любопытстве? Можем и совсем отвернуться, если он так хочет! — закричали слегка обиженные граждане, но многие, крича еще, решили: еще чего, будут они отворачиваться.

Вински зашагал к колокольне. Толпа последовала за ним, не доходя до колокольни ровно сорока шагов, остановилась и стала смотреть вверх, задрав головы.

Вински» был наверху перед дверью. Порошка у него осталось с щепотку, но на этот раз ему еще должно хватить. Вински спокойно достал из кармана пакетик, высыпал его содержимое в рот и сглотнул. Потом он наступил правой ногой на большой палец левой ноги и сказал вполголоса: «В стену!»

Прекрасно! Порошок не подвел и на этот раз. Хотя дверь колокольни была необыкновенно толста и вся обита железом, Вински легко прошел сквозь нее и ничего не почувствовал.

В углу комнаты на скамейке сидела маленькая девочка. Она так плакала, что розовый бант дрожал на макушке. Целую лужу успела наплакать эта нюня.

На подоконнике лежал ключ на кожаном шнурке:

Вински применил известный уже способ и стал видим.

— Привет, Лиза, ты чего хнычешь?

Лиза отняла ручонки от лица и удивленно посмотрела.

— Ты Винтки?

— Я Вински.

— Наттояттий Витки?

— Настоящий.

Глаза Лизы блестели, как две мокрые оловянные пуговицы.

— Откуда ты плитол?

— Через дверь.

— Ах, челет дверь! Но ит нее не попать, она таклыта. .

— Я прошел сквозь дверь.

— А-а.

А-а, сказала Лиза и больше ничего не спросила, потому что маленькие дети, в основном, очень понятливы и не задают лишних вопросов о само собой разумеющемся.

Замок легко повернулся в крепких пальцах Вински, ключ Вински сунул в карман.

Он вытер ладонью слезы со щек Лизы. Лиза поправила свой бант, и они, взявшись за руки, спустились с колокольни.

Люди ждали, затаив дыхание. И когда появились Вински и мило топающая рядом Лиза, толпа взорвалась криками. Одни кричали «Да здравствует», другие кричали «ура», третьи кричали просто «о-о-о», потому что не могли решить, на каком языке приличнее было бы кричать, и по коридору почета, образованному ликующими людьми, Вински и Лиза прошли на середину площади. Лизина мать была бесконечно счастлива, получив свою маленькую дочь, и Лизин отец был счастлив, получив назад злополучный ключ. Все смеялись, плакали и говорили одновременно, и знакомые обнимали незнакомых, и незнакомые обнимали знакомых, и все как никогда радовались спасению Лизы. И всем женщинам хотелось чмокнуть и потискать Лизу, а те, которые стеснялись и не решались чмокнуть и потискать, попытались хотя бы ущипнуть ее за ногу или за руку, так счастливы они были.

И тут опять послышался голос бургомистра с балкона ратуши.

— Граждане! ' _

Толпа повернулась к ратуше.

— Прошу тишины! Госпожа Мякинен, прошу и вас быть гражданином и замолчать! Мне оказана честь представить вам героя дня молодого человека Вински, благодаря своей находчивости он спас Лизу звонаря!

Люди бешено захлопали.

— Наш город никогда не оставлял без награды подобные героические поступки,— продолжал бургомистр,— хотя их не так уж много и было. Я расспросил молодого человека Вински, что он желает получить в награду. Угадайте-ка, что он хочет?

Бургомистр опять сделал паузу, он был знаменит своими паузами.

Люди притихли, никто не пытался угадать.

— Он хочет, чтобы для Бродяги Роопе нашли постоянное жилье, потому что Роопе не может теперь ночевать на колокольне. Я считаю это предложение Вински вполне приемлемым и хочу сделать такое же благородное дело, как и наш герой Вински. Таким образом, официально заявляю, что с этого дня Бродяга Роопе может ночевать у меня на кухне на топчане, а квартплату будем взимать из фонда мэрии.

— Прекрасно, прекрасно! Да здравствует благородный бургомистр! Да здравствует благородный Вински! — кричали растроганные горожане и махали носовыми платочками и шляпками.

Но бургомистр продолжал:

— Так как сегодня написана новая страница в истории нашего города, страница, посвященная победе над колокольней, и так как автором этой страницы является всеми нами обожаемый Вински, то я, как представитель власти, решил в увековечение этого события присвоить Вински Почетное звание. Уважаемым налогоплательщикам хочу заметить, что это очень выгодная награда, она не будет ничего стоить ни награждаемому, ни награждающему. И вот, граждане, сегодня

26

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?