Костёр 1989-03, страница 5

Костёр 1989-03, страница 5

I

I

I V л'

I

fe

я еще и членом горкома партии — не успела дочку кухонному делу обучить! Придешь домой, плюхнешь крупу в кастрюлю — и варишь, так ведь легче, чем обучать этому ваше подрастающее поколение. Но и вы тоже судари хорошие — вместо того, чтобы попросить маму — покажи, мол, как щи варят,— только порой и делаете, что готовите к обеду большую ложку. Или не у всех у вас так? Тогда извините. А у моей дочки был такой период застоя. Сейчас выросла, многое умеет, сама работает на заводе. Но что было, то было, скрывать не стану.

Вот так живу, и вдруг избирают меня делегатом XIX Всесоюзной партийной конференции.

Перед отъездом в Москву говорю коммунистам комбината: во-первых, спасибо за доверие, а во-вторых, как смогу, постою за интересы своих товарищей и товарок.

Многие из вас смотрели конференцию по телевизору, слушали разговоры о ней в семье. Так что на подробностях останавливаться не буду, упомяну лишь об одной: лично мне конференция запомнилась открытым, прямым высказыванием мнений — порой спорных, но до предела откровенных.

Я записалась для выступления. Но записалось нас столько, что дай каждому слово — конференция продлилась бы год. Словом, до меня очередь выступить не дошла.

А у меня важный вопрос. Когда вместе с другими делегатами была на встрече с двумя министрами текстильной и легкой промышленности — союзным и республиканским,— обратилась к ним. Ответы обоих меня не удовлетворили. И тогда я решила задать свой вопрос секретарю ЦК КПСС товарищу Бирюковой. В перерыве конференции нашла Александру Павловну. Сказать, что я была совершенно спокойна,— значит попросту соврать. Вдобавок, мне еще на комбинате говори

ли, что, когда я волнуюсь, то машу руками. Главное, думаю, перед Бирюковой не замахать бы — неудобно.

Разговор же шел вот о чем. Комбинат наш, в основном, женский, и хотя многое у нас есть — детские сады, ясли, пионерский лагерь, поликлиника, профилакторий,— а хотим больше. Мечтаем построить свой жилой дом, многие работницы живут еще в общежитиях. И почему бы не заиметь свой санаторий на Черном море? На все это нужны деньги, а комбинату после расчетов с государством остается 20% прибыли. В то же время, скажем, на другом крупнейшем предприятии Ленинграда — ЛОМО,— где, кстати, работает моя дочка,— остается 35%. Отчего такое неравенство?

Разговор был долгим. В результате Александра Павловна заметила мне: взгляд у нас, у комбината, довольно местнический, узкий. Пока работаем неважно, вот и малы прибыли, малы отчисления на наши большие запросы. А я возразила, что, может, и работать будем лучше, если нам увеличат отчисления. И, кажется, при этом

все-таки разок взмахнула руками, потому что Александра Павловна вдруг посмотрела на меня как-то удивленно, но немного и улыбаясь. Короче, ушла я от нее все же со своим мнением, и кажется мне сейчас, что и она о чем-то задумалась.

Да, у нас, у взрослых, много нынче проблем. Ну, а у вас, у ребят, их нету? Убеждена: есть — от самых маленьких до самых жгучих. Недаром так остро поставил вопрос о вашей жизненной активности IX Всесоюзный пионерский слет. Ваш труд — ученье, а разве все учитесь хорошо? И разве в настоящей силе ваше школьное, пионерское самоуправление? Каждый ли активен в общественных делах? А хулиганства, лодырничества, эгоистичного индивидуализма, увлечения «фирменными» тряпками — среди ребят мало?

Мы все участники Перестройки — и взрослые, и дети. И все — от малого пацана до седого деда — в ответе за будущее своей страны. За то, чтобы каждый из нас быстрее стал Человеком. Вот именно — с

большой, прописной буквы.

Записал Г. КНЯЗЕВ

Рисунок Н. Куликовой

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?