Костёр 1990-06, страница 10

Костёр 1990-06, страница 10

один он на всем белом свете, что есть у него и мама с папой, и верный друг Кныш. И эта смешная Машуня, найти которую он так хотел, и в этих поисках на такие — прямо скажем, гнусные — ухищрения пускался, а теперь нужно, только вконец осмелеть, и...

Как же это все-таки случилось? Как вышло, что Маша стала важна для него? Ведь еще совсем недавно она казалась ему такой же девочкой, как остальные. Нет, даже не такой же — ведь он часто болтал с Вероникой, а Сонечка — смешливая, бойкая — ему даже нравилась.

Но Машуня... Она казалась Славе такой тихой, неприметной.

Но это было раньше, до писем.

Слава вспомнил, как на днях Маша ссыпалась на алгебре — забыла, чему равно (а + в)2. Он так хотел ей подсказать, но испугался чего-то, да и потом — слишком уж далеко от доски он сидел. И Маше поставили двойку, и она пошла на свое место такая несчастная, и Слава увидел, что глаза у нее на мокром месте. Ему очень захотелось утешить ее, как-то успокоить. Мол, ерунда это, все когда-нибудь двойки получали. А главное, •формула простая, выучить ее пара пустяков.

А в другой раз, столкнувшись с Машей в разде

валке (оба они мгновенно спрятали глаза, отвернулись друг от друга и даже разбежались по разным углам), ну вот, так в тот раз он все-таки успел заметить, какая шуба у нее смешная — сшитая из разных кусочков — черных, серых, рыжих,— наверное, из Машиных детских шубок. Может быть, кому-то она казалась нелепой — по сравнению с Сонечкиной «варенкой», например. Но Слава почувствовал, какая милая эта Машина шуба — одна только такая, единственная, замечательная!

И еще один был случай, на русском, когда они проходили некие хитрые сказуемые, и Вера велела им придумать примеры. Вызвали Машу, и та сказала:

— Ежик скатался в колобок.

Все захихикали, а Вера сказала:

— Садись, Гадалова. Это неграмотно.

А Славе Машино предложение ужасно понравилось, даже понравилось — не то слово. Оно показалось ему, как говорят взрослые, трогательным. Слава раньше таких слов даже в мыслях не употреблял. А тут — на тебе.

А смотреть на нее он боялся. Вдруг заметит? Что тогда? Глупо, в общем-то...

А вдруг это все-таки был розыгрыш?

8

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?