Костёр 1990-06, страница 9

Костёр 1990-06, страница 9

всего сразу — облегчение, радость, что вот, нашлась, легкое разочарование (Машуня?), удивление (ничего себе, «пирожок ни с чем»!)...

— Ну что, нашел свою Джульетту? — заржал Кныш.

Кныш уже второй год развивал в себе серьезные мужские качества, как-то: физическую силу, смелость, презрение к опасности и девчонкам. Он старался всегда действовать решительно. И только услышав от Славки беканье-меканье про какие-то там письма, которые неизвестно кто ему пишет, а вот бы узнать — кто, он сразу придумал простой . и смелый ход.

— Ты что, это же воровство,— запричитал тогда Славка. Ясное дело, испугался.

— Я беру это на себя! Посмотрим — и сразу назад положим! — И Алик похлопал Славу по плечу.

Но когда они направились обратно к учительской, там уже был физкультурник Павел Семеныч, яростно накручивавший телефонный диск.

— Але, это прачечная? — прокричал он в трубку. Поднял глаза и увидел в зеркале мальчишек, затаившихся в двери.— Минуточку! — Паша зажал трубку рукой, обернулся и сердито спросил:

— Вам чего, мальчики?

— А-а, мы так просто...

— А просто, так не мешайте!

«Все пропало, все сорвалось — из-за этого Паши. Теперь обоим хана. И Веру обидели — ни за что, ни про что...» — лихорадочно думал Слдва.

...Они были в классе совсем одни.

— Та-ак,— Кныш огляделся.— Ты — к дверям, быстро! И он сунул злополучные листочки под стопку книг. Теперь задача была одна — догнать своих и незаметно к ним примкнуть.

Свои оказались рядом — на лестнице. Они шумно толпились вокруг Веры. Та пыталась спуститься, но ей не давали — ей преградили путь.

— Вера Игнатьевна, не уходите! — вопил двоечник Лимонов.

— Нам не нужно другой учительницы. Мы привыкли к вам! — стенала Вероника Чиж.

—' Ну, Вера Игнатьевна, ну пожалуйста! Ну, вернитесь! — умолял, почти плакал 6-0

- Вер а Игнатьевна, правда вернитесь. Мы же вас любим! — проговорила Аня Ерофеева. Рядом с ней Слава увидел перепуганную Машуню.

* I v •• *

— Да-да,— пробормотала Машуня.

Вера повернулась к Ане и внимательно посмотрела на нее. Аня выдержала Ьерин взгляд.

— Это правда, дети?

— Ну, да!

— Мы любим вас!

— Возвращайтесь! — закричал 6-6.

Цок-цок-цок — застучали назад по коридору

Берины каблучки. Вслед за ней. шаркая, сопя, тихо переговариваясь, плелся О-б.

Глава 8

— Снова здорово — ветер в голове,—гак Машина мама сказала дочери, в очередной раз застав ее за любимым занятием.

Мама вошла в комнату внезапно, и Маша не успела прикрыть зеркальце толстым учебником географии.

Если бы мама только знала, какой ветер в Машиной голове расшумелся!

Тайна раскрыта, она, Маша, рассекречена. Что-то теперь будет!..

Слава смотрел на нее! Ну, конечно, не явно, • не в открытую, но Машка ясно видела, как он замешкался, стоя у доски на геометрии и рисуя параллелепипед. Доска вымытая, чистая, стеклянная, весь класс отражается в ней-. Он, наверное, думал, что она не заметит, как он глядит на нее, а она увидела, увидела!

— Сново здорово — ветер в голове...— напевала себе под нос Машуня. Она твердо пообещала маме тотчас заняться науками и даже сказала, что вот уже принялась за них и что может объяснить близко к тексту, чем африканские слоны отличаются от индийских.

Нет, он, конечно, просто так не подойдет к ней Но что-то должно произойти!

Сегодня зеркальце было льстиво к ней. Уже и ж таким бледным лицо казалось, и не такими тусклыми — глаза.

А Слава тем временем бегал по своей пустой квартире в поисках совка и веника.

Кто-то — ну кто, как не мама с папой (скорее всего, конечно, мама),— разбил сегодня с утра на

ку/не пару тарелок. Да так и не убрали... Этот домашний театр! Слава еще с порога увидел осколки на полу, и так ему тошно стало! Сел он на табуретку прямо в пальто, сел, машинально разглядывая осколки с маленькими красными цветками и зелеными листиками, и стал думать, как странна и неправильна жизнь его родителей, что нельзя так жить, да долго так и не будет — никто не выдержит, ни папа, ни мама. И что вряд ли ждет их былое «весело и дружно», а вместо этого придется ему, как два года назад Кнышу, предстать с папой и мамой перед судом, и судья (Кныш рассказывал) будет спрашивать, с кем из родителей сн хотел бы остаться.

Тьфу, тьфу, тьфу, лучше не думать об этом.

Может, еше обойдется...

Слава вз1лянул на лужу, натекшую с его боти-но к и заставил себя поит и раздеться. Надо все \ Орать, пока не пришла мама, навести чистоту, «порядок на Балтике», Ксхк говорил дедушка. Нет, если бы дед был жив он никогда бы не допустил, чтобы они так жили!..

— Савва Вениамин! — кричал Слава, ища совок и веник. Это были дедушкины шутки, такие

• ^

д\рацкие и милые. К< к позабыто теперь все это...

Савва нашелся под тахтой, а Вениамина не бы-л; И Слава начал собирать осколки руками. Пока собирал, порезался потом долго прикладывал к палыо сухую ватку — ь стенном шкафу, где ari-течка, ничего кровоостанавливающего не было. Зато там лежал веник.

И вот он так стоял посреди кухни с этой ваткой, и кровь все текла — довольно глубокий был порез,— и все старался уверить себя, что нет, не

7

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?