Костёр 1991-03, страница 33




Костёр 1991-03, страница 33

«Любопытство одолевает настоящего ученого, он не может без него жить».

Г. С е л ь е.

Математике меня «научил» отец. Нет, он сам был не математиком, а дирижером. Просто он был очень хорошим отцом. Благодаря ему я и стал ученым. Слово «научил» я пишу в кавычках, потому что есть очень мудрая пословица: «Научить ничему нельзя, можно только научиться!» Это общее правило и к математике применимо безоговорочно. Так что все зависит только от вас самих. Отец же с любовью и терпением сделал то, на что способен только самый лучший педагог: он как бы поставил меня на лыжи, дал палки в руки, и я пошел, пошел...

Во-первых, еще до школы, в которую я поступил поздно, он объяснил мне цифры и буквы. Я прочитал множество книжек. Мы с удовольствием складывали столбиком двузначные числа. Даже некоторым взрослым таких познаний вполне хватает на всю жизнь, так что самое время спросить — зачем я вообще пошел в школу? В первых классах я задавал себе этот вопрос. Но в четвертом вдруг возникли арифметические затруднения с задачами «на части», в которых надо было не просто считать, а соображать. Кажется, я пожаловался отцу раньше, чем это успел сделать учитель. Целый месяц отец решал со мной эти задачи, добавляя к ним похожие, придуманные им самим.. Он приучил меня размышлять, и все трудности исчезли сами собой. Я уже не обращался к нему, но папа, увлекшись нашими занятиями, стал сам предлагать мне интересные, нестандартные задачки. И сделал главное: постепенно увлек меня математикой. На всю жизнь. Сам он остался музыкантом, а я стал ученым. По-видимому, стал им уже к пятому классу.

Помню, несколько раз я безуспешно возвращался к известной задаче о мудрецах и колпаках: трем мудрецам показывают 3 белых и 2 черных кол-лака. Потом надевают сзади белый колпак на каждого и просят

у

У

определить цвет своего колпака, не снимая его. Я сразу представил себя на месте одного из мудрецов, который видит два белых колпака на соперниках и рассуждает: «Если на мне белый, то соперники тоже видят два белых, а если на мне черный, то они видят белый и черный». Чувствую, что этот последний вариант сразу позволит определить цвет своего колпака, но как? Решение пришло однажды... ночью, во сне!

Да-да, работа мозга, если только заставлять его трудиться, продолжается всегда, поэтому так называемое озарение может придти в самый неожиданный момент. Например, великому математику начала века Анри Пуанкаре одна из лучших идей пришла в голову при посадке в автобус после прогулки, едва он поставил одну ногу на подножку. Дмитрий Иванович Менделеев трое суток думал над системой химических элементов и ночью вдруг «увидел» свою знаменитую таблицу. Нобелевский лауреат Леви сделал крупное открытие в физиологии ночью, но не сумел проснуться, а утром все забыл. «К счастью», через несколько ночей идея пришла вновь, он проснулся, в 3 часа ночи пошел в лабораторию и выполнил свой знаменитый опыт. А я, ленинградский пятиклассник, ночью понял, что если соперники видят на мне черный колпак, то надо пройти всю цепочку до конца и представить себе, как каждый из них может рассуждать за соседа. А утром сразу сообщил отцу это несложное рассуждение, которое прошу тебя, читатель, выполнить и прислать в редакцию. Главное, я понял: можно справиться и с трудной задачей, если размышлять над ней постоянно. Сколько же? Вот пример из истории математики.

Швейцарец Иоганн Бернул-ли, учитель самого Леонарда Эйлера, в 1696 году предложил ученому миру, ставшую теперь



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?