Пионер 1968-03, страница 38

Пионер 1968-03, страница 38

Вот так и в музыке можно разрушать, опрокидывать здравый смысл, как на цирковой арене. Много лет назад это сделал Моцарт в его известной «Музыкальной шутке»: в конце ее все инструменты берут пронзительно-фальшивые ноты. Многие композиторы прибегали к этому приему. Неверные ноты всегда вызывают смех; но они должны Лыть поставлены рядышком с вернщми, чтобы прозвучать, как неправильные. Советский композитор Дмитрий Шостакович — великий мастер на такие шутки с неверными нотами. В его знаменитой польке из балета «Зо-лотой век» много совершенно абсурдных нот: он делает их еще смешнее тем, что в оркестре играет или груба — у нее очень низкий звук, или флейта-пикколо, или ксилофон,— у них звук очень высокий. Все получается преувеличенным.

Однако неправильно думать, что юмор в симфонической музыке обязательно должен вызывать смех. Он может быть просто веселым, игривым, озорным. Обычно такой юмор мы встречаем в особой части симфонии, которая называется «скерцо». Это итальянское слово означает «шутка». Но в музыке слово «скерцо» приобрело другое значение: «игриво», «простосердечно», «с юмором». Почти в каждой симфонии есть «скерцо», обычно это третья часть симфонии. Во времена М. царта и Гайдна (то есть в XVIII веке) третья часть была, как правило, «менуэт» — грациозный, элегантный танец. Но потом пришел Бетховен и превратил менуэт в скерцо — в веселую музыку, полную движения и энергии, полную — как и положено шутке — доброго юмора. И хотя у большинства композиторов скерцо вовсе не вызывает смеха, Эта веселая часть имеет отношение к юмору, потому что, слушая ее, вы приходите в доброе расположение духа.

А музыка для того и существует, чтобы люди были добрее...

Ш рассмеялись, что то должно быть разрушено, опрокинуто — человеческое достоинство, или какая-то идея, или целый мир, или даже логика. Что-то внезапно исчезает, и обычно прежде всего исчезает смысл. Получается бессмысленность. Мы идем в цирк и видим клоуна, который сунул руку в огонь и заливает ее водой, как на пожаре. Это смешно. Мы смеемся над клоуном, потому что знаем: это только трюк, клоун вне опасности. Или мы видим маленький автомобиль, а из него один за другим выходят клоуны, еще и еще, без конца. Как они все помещались в такой маленькой машине? Это

невозможно! И мы смеемся громче и громче с появлением каждого нового клоуна! Это ужасно смешно. Но над чем мы смеемся? Над логикой, над здравым смыслом: на наших глазах происходит то, чего не может быть.

ПРЕМИЯ «ЧЕРНЫЙ ДИСК»

У многих ребят есть своя домашняя библиотечка. Пусть пока небольшая—всего несколько книг, подаренных в дни рождения. Когда-нибудь она займет целую полку. А, быть может, у вас дома есть фонотека — собрание пластинок?

Расскажите о ней. «Пионер» объявляет маленький конкурс на короткое сочинение. Тема одна: «МОЯ ЛЮБИМАЯ ПЛАСТИНКА». Несколько вопросов вроде подсказки: Много ли у вас дома пластинок? Как попала в ваш дом самая любимая из них? Как вы ее слушали в первый раз? Какие чувства она вызывает? Звали ли вы друзей послушать эту музьжу? Понравилась ли она друзьям? Лучшие сочинения будут напечатаны. Где? Конечно, в «Пионере», в разделе «Секреты пяти линеек», а победители получат премию. Какую? Конечно, пластинку — ту, которую

вы хотели бы иметь, да не можете достать. Уговор: сочинение надо послать до того, как придет четвертый номер нашего журнала.

ф

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?