Пионер 1968-03, страница 36

Пионер 1968-03, страница 36

Очень быстро они освоились с людьми, живущими в Горках, и стали любимцами всех. Привыкли ходить на цепочке и соразмерять шаг с ведущим их. Я много с ними возилась, и меня они очень любили и слушались. Иногда я рисковала спускать их с цепочки, они веселились, прыгали по деревьям, кувыркались, искали в траве землянику и ели ее. По первому зову они бежали ко мне, цеплялись за руки и начинали ластиться. Кисти ручек у них были очень цепкие.

В минуты отдыха Алексей Максимович любил наблюдать за их играми. Игрушек, конечно, у них было много, и они любили ярко раскрашенные. Были у них мячики разной величины, разные кубышки, ведерки и т. д., как у детей. Ели они аккуратно, у каждой своя миска, и если Марианна быстрее съедала свою порцию, то Яшка уступал ей свою еду.

Через некоторое время они по секрету от нас всех научились как-то освобождаться от ошейника, а у повара стали пропадать продукты, приготовленные на столе в кухне, он обвинял в воровстве своего помощника и горничную. Наконец проследили и увидали, как Яшка и Марианна тащили из кухни уже приготовленных к жарению цыплят и потом под деревом устроили пир горой. Объевшись, заснули, а кругом лежали цыплячьи косточки. Повар их невзлюбил и отгонял от кухни. Обезьянки решили отомстить: улучили минуту, когда их сняли с цепи, в момент вскарабкались на подоконник и прыгнули в комнату повара, которая отличалась необычной чистотой, и все, что в ней, было белое. Перед окном стол, покрытый белой скатертью, и единственные цветные предметы: книга покупок и расходов, чернильница и ручка. Когда кто-то побежал в дом, чтобы изловить беглецов в комнате повара, то застал там ужасную картину — все, начиная с потолка и стен, было в чернильных брызгах и следах от лап. Белоснежное покрывало постели, подушки...

Почувствовав недоброе, Яшка и Марианна выпрыгнули через окно в сад и уселись, как паиньки, под деревом.

Алексей Максимович просил, чтобы их не наказывали, и уверял, что они сами осознали вину и теперь горюют, только вот сказать этого не могут.

Но, к сожалению, они взрослели и превращались в страшных хулиганов — нужно было или держать их все время на привязи, или закрывать в доме все двери и окна. И все же, очевидно, они все время были начеку и при малейшей возможности проникали в дом и хулиганили: опрокидывали и размазывали варенье по столу, накрытому к чаю, сдергивали скатерть с посудой, открывали кран самовара и потом скрывались. Мы с трудом находили их после долгих поисков в самых неожиданных местах. Но до того они были обаятельными, что долго сердиться на них было невозможно.

Так прожили они до середины августа. Начались прохладные вечера и ночи. Алексей Максимович написал в обезьянник Академии наук в Сухуми с предложением прислать им обезьянок. Там очень обрадовались, но сообщили, что нужно торопиться, ибо московская осень не подходит этим нежным созданиям.

С грустью мы расстались с ними, и жизнь без них поначалу казалась нам менее уютной. Повез их в Сухуми помощник повара — он их очень любил.

Через два года я была в Сухуми, пошла в обезьянник и с грустью узнала от научных сотрудников, что Яшка и Марианна болели туберкулезом, прожили до весны и умерли. Были они и гам, в Сухуми, любимцами, но спасти их не удалось.

Полностью воспоминания В. Ходасевич печатаются в журнале «Новый мир».

Леонард БЕРНСТАЙН Пересказал С. СОЛОВЕЙЧИК

3. Юлор / лузмке

ф

Бывает ли музыка смешной? Могут ли слушатели в концертном зале вдруг громко и дружно расхохотаться? Странный вопрос. Сидят на сцене музыканты со своими инструментами и играют. Над чем же смеяться?

А в зале весело...

Музыка может быть забавной и даже смешной. Но что заставляет нас рассмеяться, когда мы слушаем музыку? Этот вопрос легче задать, чем ответить на него. Ведь каждый раз, когда вы объясняете, поче- . му шутка смешна, она перестает быть смешной. Шутки не терпят объяснений...

Вот, например, старинная история. Слон насмехался над мышкой: «Ха, посмотри на себя, крошка... да ты меньше, чем ноготь на моей левой ноге!» А мышь обиженно отвечает: «Послушай, но я ведь так сильно болела, так исхудала!»

Когда люди слушают эту историю впервые, они всегда смеются. И можно объяснить почему: потому, что ответ мышки неожидан.

В каждой шутке скрыта какая-то неожиданность, сюрприз. Ну, вправду, кто мог ожидать от мышки, что она попытается оправдаться... болезнью?

Но как только мы объ-

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?