Пионер 1968-03, страница 74

Пионер 1968-03, страница 74

Браун с удивлением разглядывал его.

Между тем молодой человек продолжал:

— Она уже побывала в цветочном магазине. Заказала роскошные орхидеи. Кроме того, вас ждет еще один подарок — золотой перстенек, который...

Браун покраснел от возмущения.

— Откуда вы все это знаете? Кто вы? И как вы смеете...

Молодой человек еще раз учтиво приподнял шляпу и спокойно сказал:

— Видите ли, фон Браун, я знаю еще очень многое. Я осведомлен даже о таких вещах, о существовании которых вы даже не подозреваете. Извольте взглянуть!

Он достал из внутреннего кармана пиджака фотографию. Браун сразу узнал отца. Сам он никогда не видел его, но дома сохранилось много снимков: вот отец совсем молодой — сборщик налогов, вот он уже представитель оружейной фирмы и, наконец,— офицер со свастикой на рукаве. На фотографии, которую протянул ему незнакомец, Браун увидел его в эсэсовской форме. Но не это было самым страшным. Страшно было то, что в правой руке отец держал пистолет, направленный в затылок женщины, а рядом лежало несколько трупов.

— Я располагаю целой серией подобных фотодокументов, причем есть и еще более любопытные,— промолвил незнакомец.

Отец Брауна погиб в 1945 году. Браун был тогда грудным младенцем. Когда он подрос, ему рассказали, что отец его служил офицером, был ранен при отступлении и умер в больнице, но... мать давно просила сына поменьше говорить о нем.

Браун возмущенно воскликнул:

— Как вы смеете? Это фальсификация! Я не помню своего отца, но...

— Припомните, уважаемый фон Браун,— самым любезным тоном проговорил молодой человек, пряча фотографию.— И я могу помочь вам. Кстати, узнаете кое-какие любопытные подробности из прошлого вашей любимой матушки.

Незнакомец достал из кармана фотографию.

И он достал из внутреннего кармана пиджака другую фотографию. Браун увидел свою мать—молодую, красивую, улыбающуюся, в роскошном наряде. Но на фотографии она была не одна. Рядом с нею стояла сияющая улыбкой женщина, и двое-трое оборванных ребятишек брали из рук обеих дам какие-то пакетики.

— Благотворительность, как видите, уважаемый фон Браун! — с иронией продолжал молодой человек.— Но особенный интерес представляет собой вот эта дама. Узнаете?

— Нет!

— А в то время ее прекрасно знала вся великая Германия. Я надеюсь, вы слышали о Геббельсе и его очаровательной супруге? Или, может быть, вы хотите, чтобы я припомнил вам, кто они такие?

— Слушайте! —- взорвался Браун.— Это шантаж! Меня не интересуют ни ваш Геббельс, ни его супруга!

Он сделал шаг вперед, не желая больше разговаривать с этим наглым человеком, однако незнакомец решительно преградил ему дорогу и сказал:

— Как видите, ваша мать была очень близка с этой знаменитой четой. Есть еще подобные снимки. Есть и документы. Ладно, отец ваш рассчитывается за свои грехи в аду, но ваша матушка еще жива, причем она довольно чувствительная старушка, и не слишком ли жестоко будет напоминать ей о прошлом...

Браун был ошеломлен. Оглушен. Он ничего не знал о прошлом своих родителей. Его мать — эта добрая старая женщина с испещренным морщинами лицом...

—• Чего вы хотите от меня? — холодно спросил он.

— Моим друзьям не доставит большого удовольствия отправить копии этих фотографий и некоторых важных документов куда следует... Но в награду за молчание вы должны оказать нам небольшую услугу.

— Какую услугу?

— Вы получите чемодан, обыкновенный чемодан, и поедете с ним в Бонн. Я дам вам адрес. Передайте чемодан одному старику. Вот и все.

На следующий день, ровно в десять часов, черное такси остановилось перед подъездом консерватории. Из машины Брауну приветливо помахал рукой уже знакомый ему молодой человек. Браун сел в такси. Чемодан лежал на сиденье. Молодой человек сунул в руку Брауну несколько банкнотов, пожелал ему счастливого пути и ушел.

В тот же день Браун прибыл в Бонн. В небольшом особняке на окраине города его встретил плешивый старик.

— За вами никто не следил?

— Нет! — сухо ответил Браун.

— Слава богу, слава богу!—повторял-старик, ощупывая чемодан.— Не было ли каких-нибудь неприятностей в дороге?

— Никаких, уверяю вас,— сказал Браун.

Старикашка склонился над чемоданом, чтобы проверить надежность замка, тот щелкнул, и крышка сама собой распахнулась. Браун увидел несколько автоматов-«шмайсеров». Старикашка быстро захлопнул крышку и вытер выступивший на лбу пот... (Впоследствии Браун не раз спрашивал себя: не было ли все это ловко разыгранной комедией? Вынудили его переправить чемодан с оружием и тем самым вовлекли в свою тайную организацию, сделали соучастником.)

— Не отобедаете ли со мной? — любезно спросил его старичок.

— Нет! Я спешу! — ответил Браун.

— Как вам угодно... В таком случае счастливого пути. И, надеюсь, вы не откажете в любезности захватить с собой в Берлин вот эту коробочку.

Он поднес к глазам Брауна зеленую коробочку с аспирином. Даже открыл ее, и Браун увидел маленькие белые таблетки.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?