Пионер 1968-11, страница 65

Пионер 1968-11, страница 65

Мирза ДАВЫДОВ

Мама заболела. Утром она не могла встать с кровати. Пришел доктор из аульской больницы- Его звали Султан Магомедович. Он быстро облачился в белый халат, вытащил из кармана пластмассовый футляр и достал оттуда очки. Я взглянул на этот халат, на очки в роговой оправе, и мне до смерти захотелось стать доктором. Меня бы уважительно звали Гасан Керимович. Я бы ходил в белом халате, носил очки, а из футляра сделал бы лодочку. Уж такая не потонет!

Доктор попросил маму открыть рот.

— Скажите «а-а-а»,— потребовал он.

Но у мамы это «а-а-а» не вышло. Полу-

Доктор обернулся ко мне и попросил:

— Ну, джигит, покажи маме, как надо открывать рот!

Я открыл рот так широко, что в скулах затрещало.

— А-а-а! — рванул я во всю силу легких, и красивые чашки в буфете испуганно задрожали: дзинь-дзинь-дзинь! Даже доктор, кажется, испугался.

Так недолго и скулу свернуть...

Он выписал маме бюллетень, что-то объяснил папе и, попрощавшись, ушел.

У мамы оказался вирусный грипп.

С той минуты, как мама заболела, все в нашем доме пошло кувырком. Во-первых, некому было вскипятить мне молоко и сварить яички — утром я обычно съедаю два яйца и выпиваю кружку молока.

Пришлось довольствоваться одним хлебом. Папа разыскал еще кувшин с просто-

Первые два урока о еде я не думал — наверное, потому, что уроки были интересные — история и природоведение. А я

жутко люблю слушать про старые времена и про разных животных!

Но потом была арифметика, и я все чаще возвращался мыслями к пище. И представлял я себе почему-то не простоквашу и хлеб, а самые вкусные блюда, которые делаются лишь по праздникам: вареную баранью голову, шурпу из куриного буль-

— Чего это ты все глотаешь? — спросил меня сосед по парте, рыжий Махмуд, с тревогой глядя на мое горло.

— Хочу и глотаю! — сказал я.

Не стану же я говорить, что в голове у меня не деление составных именованных чисел, а баранина и шурпа из куриного бульона!

Еле высидел я два последних урока. И как только прозвенел звонок, схватил портфель и бросился со всех ног к дому.

Мне почему-то казалось, что мама уже выздоровела. Я ведь тоже быстро выздоравливаю: утром у меня ангина, голова болит, налеты в горле, а вечером — ни жара, ни налетов, хоть сейчас беги в футбол

Но мама с постели не встала. Я потрогал ее лоб — горячий, как угли в мангале. Видно, температура большая.

— Сыночек мой, ты, верно, совсем голодный,— тихо и грустно заговорила мама.— Сбегай к тете Фаризе, пусть придет на часок и приготовит обед...

Но идти к тете Фаризе на другой конец аула мне не хотелось. Пока она придет, пока сварит обед, живот к спине прилипнет! Обойдусь без тети Фаризы...

— Ты не беспокойся. Я сыт...

Но на самом деле каждая моя клеточка кричала: «Хочу есть! Хочу есть!» Я по

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?