Пионер 1981-01, страница 20

Пионер 1981-01, страница 20

стала отставать. Тогда, чтобы накопить немного сил, девочка села на бровку тротуара, отдышалась, встала, побежала, обогнала женщину в белой шали и, убедившись, что это не мама, а незнакомая женщина в очках, все-таки хотела ее о чем-то спросить, но не спросила и отошла в сторону.

Впоследствии Галя встречала других женщин в белых шалях и, понимая, что чуда не произойдет, позволяла себе немного пройти за

Первое время отец говорил:

— Останусь бобылем. Нам такой мамы больше не найти.

Но годы шли, и отец стал поговаривать, что в доме нужна хозяйка и такая хозяйка у него на примете есть.

А сегодня он прямо сказал:

— Я тебя с ней познакомлю.

И обида сдавила Гале горло.

Она шла по тропинке, пробитой в склоне Котловской шишки, и орешины, пока без орехов, обступили ее. На пригревке девочка легла и прижалась к земле.

Сквозь платье, сквозь траву Галя слышала тепло. Земля не успела да и не захотела отдать его за ночь и сберегла для такого вот случая.

Близко перед собой Галя увидела змеиную головку и не испугалась ее, потому что головка прикрыла глаза веками, а век у змей не бывает—бывают они у ящериц. Галя протянула руку, чтобы погладить ящерицу по пластинчатой спине, но та мгновенно скрылась в траве, и Галина рука укололась о колючую плеть ежевики. Плеть уходила вверх по склону горы, туда, где в небе паслось стадо облаков, и солнце—пастух златоглавый—пасло их без кнута. Тени облаков бродили по горе, и за ними туг же вспыхивал свет.

Девочка вышла из орешника и зажмурилась от Камы, от ее огненных искр и от ветра. Река текла перед ней, а справа, в котловине, среди померзших садов, запала деревня Кот-ловка. Над ней возвышался каменный куб с куполом—церковь Ильи-пророка, похожая на ханскую усыпальницу. От нее далеко пахло сырыми камнями и зерном, потому что много лет церковь эта была зернохранилищем. Галя сразу же уловила этот запах и увидела за церковью на Каме огромную баржу, а рядом с ней—отцовский катер «Орион».

Катер выпустил пар из трубы и загудел:

— У-уу-ууу!"

— Чего это он?—удивилась Галя.—Куда? Зачем?

А катер подумал-подумал, опять выпустил пар из трубы-папиросины и прогудел отчаянней и громче:

— У-уу-ууу! У-уу-ууу!"

— Ух! У-ух!—эхом ответила ему Котлов-ская шишка,—У-у-ух!..

И стало тихо-тихо.

Так тихо, что Галя услышала, как у нее пульсируют жилки на висках.

«Может быть, с отцом что случилось?—подумала она.—А я тут прохлаждаюсь». Девочка поспешила к пристани.

«Справа по борту!»

Трап с катера немного не доставал до берега. Галя легко перепрыгнула полоску воды, вбежала по скрипучим ступеням на борт.

Отца в капитанской рубке не было. На палубе сидели женщины, русские и татарки, и среди них Галя узнала бабушку Матрену с маленьким мальчиком на коленях. Бабушка первая поздоровалась:

— Здравствуй-ко, Галина!

— Здравствуйте,—смешалась Галя под взглядами многих женщин.— А папа где?

— Машину чинит,—пропела бабушка Матрена и, когда Галя уходила, уважительно сказала про нее:—Капитанская дочка.

Голос отца глухо, как из подземелья, доносился из недр катера. Держась за поручень, Галя долго спускалась в машинное отде-

Отец, голый до пояса, с ладонями в масле, будто в перчатках, обрадовался:

— Мы, дочка, баржу с овцами в Челны поведем. А обратно привезем грузовую машину. Директор совхоза распорядился. Вот он, голубь-то, какую весть подавал...

— Папа,—спросила Галя,—это ты мне гудел? Меня звал?

— А кого же еще? У меня больше никого

Он нажал на железину, и внутри мотора, в сплетении медных жил, застучало сердце.

Капитан прокричал:

— Отчаливаем!

Наверху он с веселым грохотом втянул трап на палубу и шуткой объявил бабушке:

— Матрена Петровна, поехали по бревны!

— По бревны? Нынче бревны не в цене-е-е, —запела бабушка.—Вон их сколько по Каме плывет. Я по персидский ковер еду!

— Мы не в Персию идем, а в Челны,—напомнил отец.— Откуда там персидские-то ковры?

За бабушку Матрену ответила молодая женщина с бирюзовыми серьгами в ушах:

— Поискать — найдутся.

Гале показалось, что ее отец и эта женщина, которую она видит впервые, давно знакомы. Тревожное предчувствие сжало душу девочке.

— Поищем! —пообещал отец. А женщина тряхнула бирюзовыми серьгами и, глядя на Галю, улыбнулась:

— Кто ищет, тот всегда найдет.

— В песне-то, конечно,— подтвердил отец, вместе с Галей прошел в рубку и встал за штурвал.

Катер задрожал всем телом, поутих и как-то сразу без особых усилий пошел на открытую воду и повел «под ручку» огромную баржу,

©

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?