Пионер 1986-11, страница 18

Пионер 1986-11, страница 18

сять дней приходится держать ответ за ваш завод перед нашим Политбюро... Политбюро каждую декаду ставит в повестку дня вопрос о работе Сталинградского тракторного

завода-

Техника—это большое дело, мы не можем ее сразу осилить. Но большие ли знания нужны, чтобы следить за чистотой?.. Я вчера говорил товарищу Грачеву: пожалуйста, эти субботники не повторяй, потому что вымотаешь силы...

Расстроенный и усталый до изнеможения, затемно возвращался он к Зине. Она встретила его на путях. Видно, долго ждала на таком свежем после заката ветре из не прогретых еще степей Заволжья.

За ужином возбужденно рассказывал об увиденном и услышанном. Она слушала не из деликатности. Все, что было интересно и важно ему, волновало и ее. Она вся была в его помыслах, заботах.

После ужина, когда Зина затихла в спальном купе, Серго тоже прилег. С наслаждением вытянулся. Поглядывал то на плотно занавешенное окно, то на голубоватый ночник в потолке, то на стопку журналов с недочитанным романом Алексея Толстого «Петр Первый».

Хорошую речь вы произнесли, товарищ Орджоникидзе, но... Кроме рекомендаций, что еще в ней? Не густо. Варварскими методами изволите искоренять варварство. Со временем наверняка будут иные средства, научные системы управления, а пока... Я—система управления. Пиковая нагрузка на мне и требует безусловной надежности, предельного энтузиазма: надорвись, но сделай. Но позволь. Ильич рассчитывал строить социализм не на энтузиазме непосредственно, а при помощи энтузиазма. Чувствуешь, какая разница? Осторожно встал, подобрал сползавшее с постели жены одеяло. Не одеваясь, вышел в коридор.

Верно, Зина слышала, но притворилась, что спит: привыкла к его ночным бдениям. Считает: как бы он ни нуждался в отдыхе, размышления для него лучший отдых. Может, в этом и лучшее лекарство?

Нет, он не считает себя инвалидом. Ученые говорят, будто при страшнейших бедствиях исчезают многие болезни. Во время голода и гражданской войны не было язвы кишечника, заболеваний сосудов. Врачи, которые не щадили себя в борьбе с чумой и холерой, сами заражались редко. Должно быть, страстная, увлеченная работа на благо других поднимает устойчивость организма? Не зря же английский поэт Теннисон советует: «Дерзать, искать, найти и не сдаваться». Может, и Зина верит в это? Потому и не мешает мне исцеляться этим.

В просторном, освещенном заводскими всполохами салоне окна не были зашторены. Просматривались редкие мутные звезды на весеннем небе, фонари цехов, сигналь

ные— зеленые, красные, желтые—огни бакенов и буксиров на Волге.

Оперся на массивную трубку полевого телефона. Включил настольную лампу, соединенную с городской электрической сетью. Достал из ящика блокнот, с которым ходил по заводу. Просмотрел записи...

Где то главное звено, ухватившись за которое вытянешь всю цепь? В чем оно? В ком? Бить кувалдой можно заставить человека, но думать силой заставить нельзя... Весь уровень жизни в стране предопределяет ход сталинградского конвейера—всю культуру. И революцию мы делали не в последнюю очередь затем, чтобы утвердить культурные ценности, достойные человека, осуществить призвание, предназначение каждого, развить — как это у Маркса?—все человеческие силы безотносительно к какому бы то ни было заранее установленному масштабу. Беспредельно.

Что из этого следует? Очередное «одна-ко»—утверждение новой культуры идет в смертельной борьбе с отжившим. В первом году пятилетки у нас на сто жителей было сорок три неграмотных, в Соединенных Штатах и Франции — шесть, в Германии—ноль целых четыре десятых. А сейчас сколько? Не знаю. Почему не знаешь? Должен знать. Обязан. Ильич предупреждал, что построить социализм нельзя, пока в стране есть неграмотные.

Встал. Прошел по салону. Остановился возле окна. Красиво: ночной заводище на берегу великой реки. Потушил лампу, чтобы лучше видеть. Волга... Родная река Ильича. Как он в Париже тосковал по ней! Что бы Ленин сделал на моем месте? Погоди!..

Кинулся к столу, точно испугался, что сбежит. Включил свет, перебрал книги. Есть же формула, математически точная формула Ильича! Ага! Вот она: «Черпать обеими руками хорошее из-за границы: Советская власть + прусский порядок железных дорог + американская техника и организация трестов + американское народное образование etc. etc. + + = 2 — социализм».

Как здорово! В который раз глянул на завод. Хорошо, что остановился не в гостинице, а здесь, на заводских путях. Лучше видишь—лучше думаешь, лучше чувствуешь себя. Правильно сказал я им там, заводским: «золото они». Живут в бараках, на обед вода с сеном... За одиннадцать месяцев подняли такой завод посреди степи. Да с этими людьми!..

Душа должна работать. Мобилизовать все резервы души! Стремиться к невозможному! Только такая жизнь достойна интеллигента. Только в ней счастье.

Светает, однако...

Погасил свет, возвратился в купе.

Жена спросила совсем не сонно:

— Надумал?

— До чего ж это здорово, Зиночка,- жить!

Ф

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?