Пионер 1988-11, страница 5

Пионер 1988-11, страница 5

Великолепно, с восточным коварством, с присущей ему жестокостью и несомненно проницательным умом использовал Сталин факты этих предательств и далее действовал по давно известному в политике принципу: разделяй и властвуй. Кооперируясь — то с Каменевым и Зиновьевым против Троцкого, то с Бухариным, Рыковым и Томским против Каменева и Зиновьева,— демагогией и лицемерием он пробивался все дальше, сосредоточивая все больше власти в своих руках. Вокруг него образовалась группка льстецов и подхалимов. По обстоятельствам, закономерным для них самих, но трагическим для судеб страны, среди льстецов оказались наиболее бездарные деятели партии. Именно они помогли стать Сталину единоличным диктатором. Именно они создали ему в стране высочайший общественный авторитет,

Они и, к сожалению, те, кто никак не мог. или не хотел, или не умел понять, к чему все это может привести. Но действовал тут не один-единственный страх перед Сталиным, перед начинавшим вовсю вращаться кровавым маховиком его репрессивной машины. Боялись многие руководящие большевики — а среди них было большинство абсолютно честных людей — и другого: раскола в партии, обнародования существующих разногласий, которые якобы нанесут непоправимый урон грядущей мировой революции. Это были люди идеи. И еще— партийной дисциплины...

Сталин совершил подмену понятий: несогласие с ним. со Сталиным, приравнивалось к несогласию с советским общественным строем, критика Сталина — к измене Родине. Даже в страшном сне, наверное, никому не могло присниться, что спор с Лениным (а кто с ним только не спорил!) означает измену делу партии. Сталин же все поставил с ног на голову.

Как? Каким образом? И в какой конкретно момент произвел Сталин эту подмену? Все эти вопросы еще ждут своих исследователей. Но подмена произошла. Мы и сегодня ощущаем ее отголоски.

И все же (даже если б не были известны вполне конкретные лица, выступившие против Сталина и его антиленинской линии) можно ли предположить, что в великой стране с великими демократическими традициями, в стране

с высочайшей культурой, в стране, где дух гуманности, мудрости и проницательности существовал столетиями; в стране, которая освещала путь мировой цивилизации, или, во всяком случае, была достойно представлена в ней лучшими своими умами,— что в такой стране вдруг наступило полное затмение и не нашлось никого, кто бы реально оценил обстановку, не поддаваясь стихии, демагогии и стадному чувству, на которое довольно точно сделал расчет диктатор?!

Были такие люди!

Было сопротивление сталинизму!

Не все, далеко не все поддались страху и отчаянию, затмению и гипнозу, маразму и экстазу!

«На всю страну надет намордник, бесправие, произвол и насилие, постоянные угрозы висят над головой каждого рабочего и крестьянина. Всякая революционная законность попрана!.. Учение Маркса и Ленина Сталиным и его кликой бесстыдно извращается и фальсифицируется... Борьба с оппортунизмом опошлена, превращена в карикатуру, в орудие клеветы и террора против самостоятельно мыслящих членов партии. Права партии, гарантированные Уставом, узурпированы, уничтожены кучкой беспринципных политиканов. Демократический централизм подменен личным усмотрением вождя, коллективное руководство — системой доверенных людей.

...Всякая живая, большевистская партийная мысль угрозой исключения из партии, снятием с работы и лишением всех средств к существованию задушена; все подлинно ленинское загнано в подполье; подлинный ленинизм становится в значительной мере запрещенным, нелегальным учением.

...Ни один самый смелый и гениальный провокатор для гибели пролетарской диктатуры, для дискредитации ленинизма, социалистического строительства и социализма, для взрыва их изнутри не мог придумать ничего лучшего, чем руководство Сталина и его клики...

...Кто не видит этого ига, не чувствует этого произвола и гнета, кто не возмущается им, тот раб, а не ленинец, холоп, а не пролетарский революционер...»

Когда написаны эти строки? Вчера? Сегодня? После двадцатого съезда партии?

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?