Пионер 1988-11, страница 6

Пионер 1988-11, страница 6

В 1932 году'

Тогда, когда сталинская машина репрессий еще только набирала обороты.

Автор этих яростных, обжигающих своей правдой слов — Мартемьян Никитович Рютин. Он родился в крестьянской семье в Сибири, в 1890 году. Двадцатичетырехлетним молодым человеком вступил в партию большевиков, учительствовал, в гражданскую войну был командующим войсками Иркутского военного округа, заместителем председателя Иркутского губисполкома и секретарем Иркутского губкома партии, с 1923 года работал секретарем Дагестанского обкома партии, позже— секретарем Краснопресненского райкома партии в Москве, редактором «Красной звезды», членом президиума Всесоюзного Совета Народного Хозяйства и, в самом конце, председателем Управления фотокинопромышленности. Избирался делегатом XIII. XIV. XV и XVI съездов, нескольких Всесоюзных партконференций...

Нет, он не принадлежал, как теперь говорят, к высшим эшелонам власти. Там, в высших эшелонах (не позволим себе из сострадания к участи погибших изменить правде), шла драматичнейшая борьба за власть. Пусть она велась с принципиальных позиций, пусть у одной стороны — например, бухаринской— была абсолютно ясна концепция построения социализма, все же речь шла о том. кто придет к руководству партии, кто станет у руля. Для Рютина вопрос так не мог стоять. Им двигала лишь идея, лишь истина, лишь благо Отечества...

И Рютиным. И его группой. Да. да— группой. Потому что он был не одинок. Рядом с ним были рядовые партийцы, его друзья — рабочие, служащие... Даже один профессор. Ни в какой момент эти люди не ощущали себя «винтиками», рабами, призванными выполнять какие-то «мудрые решения», они мыслили самостоятельно, анализировали самостоятельно и всегда считали себя лично причастными к тому, что происходит в ИХ стране и в ИХ партии.

Они составили на двухстах страницах документ. Он вошел в историю под названием «платформа Рютина». К «платформе» обычно приклеивались все мыслимые и немыслимые бранные эпитеты: кулацкая, контрреволюционная, фашистская, реставрация капитализма... В общем, черт-те что! На самом деле это был блестящий научный анализ положения в стране и партии, пути выхода из него. Если изучать его сегодня, то создается ощущение, что перед тобой передовые нынешних газет или решения XIX партконференции. Кстати, платформу Рютина посдержал и Бухарин.

Однако самого Мартемьяна Никитовича выгнали за нее из партии и передали дело в ОГПУ. Но шел 1931 год, времена относительно легкие. ОГПУ Рютина оправдало. Его даже восстановили в партии и предоставили хоть и мелкий, но все-таки руководящий пост.

Казалось бы, Рютин должен был воспринять урок, сделать выводы. И он их сделал. Только не те. которые ожидались его гонителями.

В 1932 году он пишет манифест «Ко всем членам ВКП(б)». Тот самый манифест, который я только что так обильно цитировал.

Сегодня, обогащенные горьким и убедительным историческим опытом, зная достоверно, а не предположительно, чем заплатила страна за властолюбие и жестокость одного человека, которому услужливо поддакивали и помогали несколько «поставивших на вождя» политических игроков, мы можем более или менее уверенно судить о прошлом. Рютин не знал и не мог знать всего, что нам предстоит, но точность его анализа просто поражает.

Если он и его группа могли с такой точностью предвидеть будущее страны, они, как вы понимаете, не заблуждались и относительно своей собственной участи. А ведь у них тоже были семьи, дети... Но они не могли иначе-

Мало того. То же самое, что Рютин написал в своем

«обращении», он сказал двумя годами раньше глаза в глаза Сталину. Быть может, не с такой чеканной точностью, не в полном объеме, но— то же самое! и— глаза в глаза!

23 сентября 1932 года Мартемьян Никитович Рютин был вновь исключен из партии и арестован. Сталин требовал расстрела. Воспротивились Киров, Орджоникидзе, Куйбышев, некоторые другие члены Политбюро. Через две с половиной недели суд вынес приговор— 10 лет тюрьмы. Газеты, не вдаваясь в подробности, писали о «контрреволюционной банде».

В 1936 году топор, занесенный над головой любого человека, не в силах уже остановить даже члены Политбюро. Им впору было опасаться за свою голову. Вот тогда-то «великий вождь народов» и вспомнил о скромном узнике «Суздальской тюрьмы особого назначения». Рютина переводят в Москву. 10 января 1937 года, через несколько минут после короткого судилища, его не стало.

Погибли в сталинских застенках жена Рютина, его сыновья — Василий и Виссарион, «отмотала» восемнадцатилетний срок по лагерям его дочь — Любовь...

И только 13 июня сего года пленум Верховного суда СССР снял с честного имени бесстрашного борца со сталинщиной Мартемьяна Никитовича Рютина все облыжные обвинения, которые на него возвели -«законники» тех ужасающих лет.

Так что напрасно сегодняшние пионеры сомневаются в существовании смелых людей в партии. Они были! И не их вина, а беда, что сталинский террор оказался сильнее.

В коротком журнальном материале я не смогу, конечно, рассказать обо всех, кто не покорился, кто оказал открытое сопротивление «вождю всех времен и народов». О них надо писать книгу. Быть может, даже книги.

И если бы я взялся за эту работу, я бы рассказал о Федоре Раскольникове, герое революции и гражданской войны, соратнике Ленина, блестящем писателе и дипломате. заявившем во всеуслышание Сталину в своем открытом письме:

•<С помощью грязных подлогов Вы инсценировали судебные процессы, превосходящие вздорностью обвинения знакомые Вам по семинарским учебникам средневековые процессы ведьм.

Вы заставили идущих с Вами с мукой и отвращением шагать по лужам крови вчерашних товарищей и друзей. В лживой истории партии, написанной под Вашим руководством, Вы обокрали мертвых, убитых и опозоренных Вами людей и присвоили себе их подвиги и заслуги».

Я бы рассказал и о воронежских десятиклассниках, создавших в конце сороковых годов Коммунистическую партию молодежи, стоявшую на твердых ленинских позициях. О ней недавно написал в журнале «Знамя» поэт Анатолий Жигулин — один из лидеров этой организации.

Сегодня я частенько слышу возгласы: мол, раскрывая всю грязь прошлого, вы лишаете нас героев. Это не так. Наоборот, я хочу, чтобы героев у нас было как можно больше! Только кто герои? Для меня герои — Рютин и Раскольников.

Все, кто попадал в кровавую сталинскую мясорубку, достойны памяти и сострадания. За это проголосовала XIX партконференция, постановив увековечить память жертв сталинских репрессий. За это голосуют миллионы людей, переводя свои деньги на строительство этого мемориала. Но среди этого горестного списка были и такие, что встретили смерть стоя, а не на коленях, не ждали ее, а шли ей навстречу. Дрались, а не искали спасения любой ценой. Были готовы на любые жертвы ради спасения ленинизма. Они — истинные герои.

И я верю, что именами Рютина. Раскольникова и других борцов со сталинизмом еще будут названы города, улицы, школы и пионерские отряды.

Записал Николай ЛАММ.

О

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?