Техника - молодёжи 1936-02-03, страница 76

Техника - молодёжи 1936-02-03, страница 76

Б КОНОНЕНКО

У многих юношей и девушек нашей страны существует совершенно неоправданное предубеждение к профессии учителя. Эта благородная и увлекательная профессия, значение которой возрастает у нас с каждым днем, кажется молодежи невероятно скучной. Почему?

— В самом деле почему? — восклицает Павел Алексеевич Фаворский.

Павел Алексеевич — учитель математики московской школы имени Радищева. Павел Алексеевич — человек, влюбленный в свою профессию.

— В самом деле — почему? Я сам нередко толкую с юношами и девушками, кончающими школу, — немногие из них хотят быть педагогами. Напротив, я бы сказал, что они испытывают даже какое-то отвращение к этой профессии.

... Почему? Пожалуй, отчасти потому, что до революции учитель десятками лет испытывал угнетение от власть имущих. Это был — затравленный человек.

Когда читаешь Глеба Успенского, Чехова, Короленко, которые часто показывали жизнь учителя, становится просто страшно.

Еще показательнее документы и педагогические журналы того времени. В журнале «Школа, земство и учитель» за 1911 год например рассказывается об- одной инструкции директора народных училищ Тульской губернии Яблочкина, который рекомендовал учителям не дозволять' себе обсуждать указания и действия директора и инспектора, так как «осуждение своего начальства в устах подчиненного неприлично и выражает узость ума, незнание жизни и вольнодумство, несовместимое с обязанностями воспитания молодого поколения».

И хотя жизнь педагога нашей, советской страны полнокровна, у многих молодых людей какое-то предубеждение против этой профессии. Они не

видят творческих высот ее. Учитель иным из них все еще представляется человеком, загнанным в футляр, чеховским Беликовым, который «был замечателен тем, что всегда, даже в очень хорошую погоду выходил в калошах и с зонтиком и непременно в теплом пальто на вате, и зонтик у него был в чехле, и часы в чехле из серей замши, и когда он вынимал перочинный нож, чтобы очинить карандаш, то и нож у него был в чехольчике; и лицо, казалось, тоже было в чехле».

Мы же, почти не раскрываем перед молодежью романтики профессии педагога. Напрасно!

Нам хочется передать читателю рассказ Павла Алексеевича Фаворского о его настроениях и работе, услышанный нами во время бесед с ним.

Сто семь подростков — семиклассников и восьмиклассников, — вот пех Павла Алексеевича. Сто семь живых организмов. Внешне эти мальчики и девочки очень похожи друг на друга — длиннорукие и угловатые, быстрые в движениях подростки. А если глубоко заглянуть в сердце и мозг каждого, — видишь противоположность темпераментов, разнообразие мечтаний. Павел Алексеевич ведет этих ребят уже с четвертого класса, на его глазах формируется их миросозерцание, складываются их характеры. И он Сам, Павел Алексеевич, принимает участие в формировании этих характеров. Он скульптор своего рода.

— Я понимаю, что не я один, учитель математики, Павел Алексеевич Фаворский, их воспитываю, — взволнованно усмехается наш собеседник, — их лепит коллектив. Но и я тоже. И в моих руках бывает эта глина, из которой надо лепить. И глина не одноцветная, а всевозможных оттенков. Надо замечать все оттенки. Строить сознание нового поколения у самых его исто

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?