Техника - молодёжи 1946-10-11, страница 8

Техника - молодёжи 1946-10-11, страница 8

в определенной электрической настройке колебательного контура, в электрической емкости установки.

Но что будет, если еще увеличить емкость контура? Б. Р. Лазаренко продолжал наблюдать, медленно вращая ручку конденсатора в прежнем направлении.

Разряд вдруг резко изменил свой, характер. Вместо слабой, тихой дуги появились частые искры; и началось обратное переселение металла. С анода вдруг сорвалась вершинка образовавшегося на нем бугра и с силой врезалась в изъеденную поверхность катода. Следующая искра перебросила новую порцию металла. Теперь поверхность катода была похожа »а неровную, ободранную стенку, на которую чья-то невидимая рука с силой бросала одну за другой крупные горсти жидкой глины. Теперь при искровом «разряде обратный переход металла —с анода на катод — пошел гораздо быстрее. Через 30 секунд анод явно начал разрушаться, и у 1-е на катоде возник бугор. А через 5 минут переброшенного металла оказалось так много, что он заполнил весь промежуток Между контактами, которые поэтому замкнулись и прекратили ©ибрацию.

Так было открыто явление инверсии (от латинского слова «inversio»— обращение, обратное превращение) дугового разряда в искровой и разрушения катода — в разрушение анода.

Дальнейшие исследования всех этих явлений привели к важным в теоретическом и практическом отношении выводам.

Дуга и искра далеко не одно и то же. Искра— это совсем не «маленькая дуга», а совершенно иной вид электрического разряда.

Выяснилось, что борьба с эрозией путем подбора и поисков «антиэрозийных», «эрозиоустойчивых» металлов и сплавов была безнадежна. Таких металлов нет и быть не может, потому что эрозия — это неотъемлемое свойство электрической природы всякого материала, проводящего ток. И, только управляя электрическим процессом, можно от нее избавиться.

Теперь, докопавшись до истины, Лазаренко и их сотрудники с улыбкой вспоминали «загадочный» случай со сплавом из серебра, меди и никеля, который был «эрозиоустойчивым» в лаборатории, на специальной экспериментальной установке, и в приборе, для которого были сделаны контакты из этого сплава, он оказался никуда негодным. Ясно: у экспериментальной установки ее естественная настройка, зависящая от длины проводников, их расположения, их сопротивления и других обстоятельств, оказалась одна, а у прибора другая. Сплав подбирали к первой, а уж ко второй он не подошел.

Теперь приборы регулируются так, что их быстро действующие контакты работают «на границе инверсии» и не страдают от эрозии. Очевидно, недалеко ©ремя, когда тревожный вопрос об эрозии контактов будет снят с повестки дня.

ТАЙНА МУТИ

Работа ученых Лазаренко вскрыла самое существо электроэрозии и Привела к победе над этим вредным и, казалось, неустранимым бичом всех контактных устройств.

Кроме того, работа супругов Лазаренко лишний раз помазывает правильность одного из основных, характерных для нашей науки требований — наличия конкретной практической цели во всякой научной работе. Только ясная, именно практическая цель приводит к таким положениям, к таким «взаимоотношениям» между ученым и исследуемым им явлением, когда становится возможным, и даже неизбежным, выявление нового. Остается только ухватить это новое, чтобы прит-

ти к открытию, которое, таким образом, часто кажется «простой случайностью».

Вот одна из таких «случайностей».

Еще в начале своих исследований, подыскивая жидкую среду, которая предохранила бы работающие контакты от эрозии, экспериментаторы обратили внимание на то, что все жидкости, окружающие контакты, после нескольких минут их работы начали заметно мутнеть. И чем дольше работали контакты, тем гуще становилась муть. Она мешала наблюдать за эрозией, за формой разряда; поэтому жидкость приходилось довольно часто сменять.

Пока испытывались различные масла, явление объяснялось просто: разряды обжигали частицы масла, продукты сгорания и «осмоления» создавали муть.

Но вот масла сменились спиртами, альдегидами, кетона-ми — соединениями, трудно осмоляющимися. Однако *все эти жидкости мутнели так же, как и масла. Когда, наконец, дестиллированная вода после длительной работы в ней железных контактов наполнилась темной, непроницаемой мутью, ее вылили в стаканчик и поднесли к его стенке сильный магнит. Догадка оказалась правильной. Муть потянулась к магниту, вода стала на глазах светлеть.

Это были частицы распыленного в воде железа, те самые частицы, которые переносились разрядом с одного контакта на другой, но были выброшены взрывом разряда выводу.

Тайна мути была раскрыта. Но ученый не остановился на этом. Какое-то неугомонное свойство, отличающее новатора и искателя, заставило его взять капельку мути на стекло и сунуть его под микроскоп.

То, что он там увидел, могло бы привести в восторг всякого «металлопорошковеда».

Перед ним была мельчайшая железная пыль, но она состояла из чистых, блестящих, сравнительно одинаковых по диаметру шариков около микрона величиной. Это было то, в чем крайне нуждаются и чего никак не могут получить многие отрасли промышленности, пользующиеся металлическими порошками: металлокерамика, химические производства, красочная и полиграфическая промышленность, металлотермия, пиротехника, производство взрывчатых веществ и др. Для всех этих производств важно, чтобы металлический порошок был чист, однороден по размеру и форме частиц.

Все это нужно было знать или, по крайней мере, узнать, чтобы правильно оценить то, что исследователи увидели в микроскоп. Во ©сяком случае, он поступил так, как должен был поступить: немедленно поставил в своей лаборатории специальное исследование.

Новый способ, не имеющий ничего общего с существующими., оказался универсальным: он давал возможность получить порошки любых металлов и сплавов независимо от их мягкости или твердости, причем размер зерен —от десятых микрона до нескольких десятков микрон — можно было в известной степени регулировать, управляя электрической схемой установки.

Вскоре была сконструирована и построена установка для электроэрозионного производства порошков. Электроды из материала, подлежащего распылению, опущены в жидкость,

Заметив, что в ваннах, в которые погружаются электроды, появляется муть, ученые стали исследовать муть под микроскопом. При этом обнаружилось, что муть состоит из микроскопических шариков металла, отделяющихся от электродов во время процесса электроэрозии. Эти металлические капли оказались прекрасным сырьем для порошковой металлургии, Существовавшие до этого времени способы распыления металла не давали возможности получать однородный по форме и размерам металлический порошок.

I

6

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?