Техника - молодёжи 1954-12, страница 39

Техника - молодёжи 1954-12, страница 39

можности своих машин, и каверзы любой погоды, и соответствие своего внутреннего состояния с поставленной задачей... И именно поэтому я «е могу и не хочу повторить того, что одела! Игорь Никитин много лет назад.

Волков долго молчал, не решаясь нарушить ход мыслей своего учителя. Потом он оказал голосом, в котором чувствовались и восторг, я преклонение. и еще что-то. чего не мог бы определить ни профессор, ни сам Волков.

— Вы изумительный конструктор, Игорь Николаевич, и летали вы так много. Не мне говорить вам, что полет иа космическом корабле — сейчас еще трудное испытание дая организма... То, что вы мне сказали, только подтверждает вто. Но «Марс-I». ваше лучшее детище, вылетит в срок. Не печальтесь, что вас там не будет! Вы создадите еще более прекрасные межпланетные корабли... Такие, на которых смогут летать асе. кто угодно. — дето, пожилые люди... Но сейчас...

Волков оборвал фразу, стиснул руку учителя и стремительно вышел из комнаты.

Никитин устало взглянул на раскрытый журнал со старым снимком. Юная французская летчица с пышной прической и огромными глазами как будто прислушивалась к тому. что. улыбаясь, говорил ей сосед, летчик Игорь Сергеевич Никитин.

После отъезда Волкова (профессор сказал жене, что не полетит на «Марсе-I». так как чувствует себя недостаточно хорошо. Нина Георгиевна, отлично понимавшая состояние Игоря Николаевича, молча сидела рядом с ким у огромного, во всю стену окна, выходившего на море. Луна медленно поднималась над черной громадой мыса, походившего сейчас на чудовище, припавшее к воде круглой гигантской головой с настороженно поднятым ухом.

В этот миг язык пламени вырвался на мысу и взмыл вверх.

— Что это? — воскликнула Нина Георгиевна, вскочив и всем телом припае к стеклу балконного окна. — Что это? Катастрофа? Ведь ото там, на площадке твоего корабля!..

— Нет. Это не катастрофа, а победа. Очень большая победа. «Марс-1» вылетел точно е назначенный час. Ведет «го в пространство наш недавний гость, Волков. Он прислан был институтам, чтобы, как мой ученик и друг, поговорить со иною, сказать, что специальная комиссия, исследовавшая мое здоровье, рекомендует мне... остаться на Земле. Он передал мне письмо комиссии, которое я вскрыл после его ухода. Там было сказано, что полетит Волков, если я «е имею ничего против ©той кандидатуры... Что ж, лучшего человека для такого трудного дела нельзя было выбрать. Я позвонил об атом в институт.

В комнату торопливо вбежала Ольга. Она оросилась к матери, не заметив отца, стоявшего в глубине комнаты.

— Как прекрасен этот полет, мама! И как страшно смотреть на огненный след в небе; словно что-то отрывается от'самого сердца. Ведь там...

— Папа здесь, — мягко сказала Нина Георгиевна. — Летит наш бывший гость, Михаил Волков.

Ольга отшатнулась от матери, схватившись за слинку кресла.

— Кто же пустил его в ракету? Он обманул всех «а ракетодроме, воспользовавшись каким-нибудь словом отца... неосторожной запиской... Безумец погибнет!

— Он космонавт редких качеств, — перебил Никитин. — Он готовился как мой дублер. Но... мой полет был бы ошибкой. Ведь ото первый большой корабль. Чтобы лететь на нем, нужно железное здоровье.

Так, пожалуй, бывало с каждой по*, вой машиной — от старинного дирижабля и до самолета.

Профессор ласково притянул к себе Ольгу и сказал:

— Ты огорчена? Напрасно. Думаю, что мы еще всей семьей слетаем на Марс. Я уверен, что мы скоро создадим межпланетные корабли, на которых сможет летать любой человек.

Никитин подошел к приемнику, стоявшему в углу комнаты, включил его и настроил.

«Тик-так, тик-так, тик-так...»

Это в тишине раздались сигналы, излучавшиеся радиопередатчиком ракетоплана. Никипт слушал, наклонив голову. И лицо его, чуть освещенное слабым светом шкалы приемника, стаю мягче, спокойнее.

— Все в поредке. Механизмы работают идеально. Пока ты будешь слышать эти «тик-тан», ты можешь быть уверена, что ракета и ее водитель в безопасности...

Девушка стояла у окна, смотря на какую-то светящуюся точиу, которая как будто двигалась. И ей казалось, что весь мир сейчас настороженно прислушивается к однообразным слабым сигналам жизни, несшимся из пространства на Землю.

— «Марс-Н» может отправиться, не ожидая возвращения «Марса-1», — сказала Ольга. — И ты мне говорил, папа, что он может «взять пассажира?

— Да. Пилот и один пассажир.

— Я хочу полететь на «Марсе-Н»! Помоги мне в этом, отец. Хорошо?

Никитин молча кивнул головой, не отрывая глаз от неба. Всем сердцем своим, всеми своими помыслами он был там, в бесконечном н таинственном просторе космоса.

случай о облачком

Много ли огорчений может доставить облачко, на бе нее ■ шве иа солнце? Но вот какая история случилась однажды с французским ученым Лежан-гилам.

В 1761 Году ожидалось редчайшее природное явление — прохождение Венеры через диск Солнца. Для наблюдений Лежантиль выехал в Индию. Но из-за военных действий он на не-сколько часов опоздал высадиться иа сушу, v

Тогда Лежантиль решил ждать: прохождение Венеры повторялось в 1769 году.

Восемь лет ждал ученый; в Европе его считали погибшим. Наконец на

стал желанный день. Выла чудесная ясная погода, но именно в момент на-чала явления иа солнце иашло случайное облачко..

Следующее прохождение Венеры ожидалось лишь в 1764 году.

недостающая деталь

Однажды и московскому инженеру Энгеяьмейеру пришел отставной офицер. занявшийся на досуге изобретением «вечного двигателя». В конструкции «не хватало» одного ирючна, который бы перекидывал грузы.

— Я два дня толковал ему о невозможности «вечного двигателя», — рассказывал Эигельмейер, — приводя многочисленные примеры неосуществимости подобных проектов. Наконец изобретатель с нажал: «Я понимаю все, вти проекты действительно глупы. Но в моей ноиструиции не хватает лишь крючочка, а вы не хотите помочь мне его придумать. Нет, я пойду к другому »ру!»

бедная лошадь

Однажды хозяин небольшой шахты в Англии договорился с Уаттом, что тот поставит ему паровую машину для выкачивания из шахты воды. До сих пор эту работу выполняла лошадь.

— Машина должна за час выкачивать не меньше, чем моя лошадь! — условился хозяин.

— Хорошо, — с нам л Уатт. — Если так, мощность вашей лошади мы при* мем за единицу.

Хозяин испугался: не прогадал ли он? В день испытания он велел колотить и подгонять лошадь изо всех сил. К концу дня молодая здоровая лошадь пала от усталости.

Конечно, когда сравнили работу лошади и машины, оказалось, что машина мощней. Но с тех пор в технике существует такая большая единица мощности — «лошадиная сила», которую сама лошадь обычно не дает.

37

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?