Техника - молодёжи 1954-12, страница 37

Техника - молодёжи 1954-12, страница 37

всего могут приспособиться и жить на Марсе. Венере. Посмотрите на эти растения. Вы их должны узнать: они много лет назад были найдены в горячих источниках Средней Азии, в ущельях, раскаленных подобно духовой печи... Как пышно развились они тут! Они еще на Земле боролись с жарой, духотой, жили без влаги. А это некоторые из животных, для которых решена проблема жизни «на горячей сковородке».

Среди камней и растений лениво, медленно передвигались крупные животные, напоминавшие Волкову страшную на вид австралийскую ящерицу молоха. Они сплошь были покрыты бесчисленными шипами-наростами, служащими для поглощения малейших количеств влаги из воздуха. Вообще «Венера» профессора Никитина, по мнению Волкова, представляла собою теплицу или оранжерею с температурой, поднявшейся до 80е и застывшей на этом числе, невыносимом для человека.

Ольга осмотрела кажаый закоулок лаборатории, заглядывая в каждую большую щел!. и даже с трудом и отвращением влезла в пещерку, в которой скрывались какие-то существа, наполвйнавшие Волкову тихоокеанских крабов, попавших на сушу.

Только обойдя лабораторию, девушка устало опустилась на обломок растрескавшегося камня.

— Каждый день, — глухо промолвила она. — много часов отец проводил здесь, особенно в последнее время. Как-то о» мне сказал: «Надо приучать себя к мысли, что среди такой же пыльной пустыни, быть может, даже без этих скромных признаков жизни мне долго придется бродить одному».

Немного отдохну* и переодевшись, Ольга и Волков через тамбур, герметически отделявший «планеты» одну от другой, прошли в соседнее помещение.

— Марс... — услышал Волков голос Ольги.

На «Марсе» одетый в шубу и шлем Волков чувствовал себя сравнительно неплохо — словно он забрался на очень высокую тору с разреженным воздухом, с низкой температурой. Растений здесь было множество, но

только голубого, синего и фиолетового цветов, чтобы они могли поглощать скупое тепло, попадавшее извне. Свет тут был неприятный, голубовато-фиолетовый, словно на дне моря. Мхи, плауны, низкорослые деревца, похожие на иву и березу, покрывали почву «Марса». Сравнительно теплый день на Марсе сменяется лютыми морозными ночами даже в экваториальных областях. Поэтому животные на «Марсе» имели необычайно густой длинный мех. защищавший их от реэких колебаний температуры.

Особенно понравилось Волкову странное мохнатое животное на очень высоких и тонких ногах. Оно было ласково, как домашняя собака.

— Это далекий. чрезвычайно сильно изменившийся потомок горного козла, — сказала Ольга. — Я надеюсь, что на Марсе есть гораздо более красивые и воинственные существа. но отец говорит, что именно подобное животное, если завезти его на Марс, может там жить и размножаться лучше всего.

— Да, — сказал Валков, задумчиво гладя неведомое животное, прижавшееся к его колену, — давно прошли времена, когда акклиматизация требовала многих лет. Этот процесс теперь безмерно ускорен. Я вижу, что в нашем распоряжения есть уже животные, годные не только для Марса, но и для Венеры и для других, еще более неуютных планет солнечной системы.

— Сейчас здесь день. — прервала Ольга Волкова. — Но я всесильна... II через несколько минут наступит ночь с ее страшным холодом. Смотрите внимательно, как эти ручьи, вти лужицы и струйки воды превратятся в лед, в прозрачные сталактиты. Чудесная картина! Смотрите и ужасайтесь.

Ольга подошла к герметически закрытому пульту управления. Снаружи попрежнему свирепствовала гроза. Оглушительный удар грома отозвался на «Mafpce» едва уловимо, но «марсианский» свет вдруг погас. У потолка вспыхнула единственная белая лампа. Однако накал ее быстро спадал.

Ольга подбежала к двери в тамбу

ре, толкнула ее сначала рукой, затем всем телом.'

В наушниках Волкова раздался странно приглушенный голос:

— Мы в плену. Нечаянно я отключила грозовой предохранитель и удар молнии повредил левую часть электрической цели лаборатории. Автоматическая блокировка двери повреждена. А как открывают двери в таких случаях, я, увы. не знаю. К тому же что-то произошло с регулятором температуры, он застрял на положении «Полярная ночь».

Волков поспешил к двери, но его усилия ни к чему не привели. Температура застыла на минус 70°, нагрев костюмов, производившийся током по кабелям, тянувшимся за «космическими» путешественниками, как хвосты, выключился.

— Вы понимаете, что нас ждет? — спросила Ольга совсем глухим голосом.

Волков кивнул, смотря, как сероглазое узкое лицо девушки с чудесными каштановыми волосами как будто расплывается, уходит вдаль... Морозный узор начал быстро затягивать стекла шлема Ольга слегка покачнулась. Волков подхватил ее и посадил на обломок скалы Они сидели рядом, рука Волкова в толстом грубом рукаве лежала на плечах Ольги.

— Как будто стало теплее... — сказала Ольга.

— Да, — ответил Волков, поеживаясь и стараясь, чтобы в наушниках не раздавался предательский дробный стук его зубов. Он слоено сквозь туман вцдел руки Ольги, покоившиеся на ее «оленях. Собственно не руки, а огромные неуклюжие рукаюгцы. Но Волков ясно представлял себе в них тонкие кисти девушки. невольно нанесшие только что смертельный удар и ему и себе самой. Чувствовал он к этим рукам только нежность, какой оч не испытывал ни к одним рукам на свете...

Стекла шлема совсем зат**нулись льдом. В науштшках прозвучал слабый шорох, показавшийся Волкову словом «гсрощай». Безразличие за мерзающего человека. убаюкивая, охватило Волкова. Он летит куда-то... не страшно, не больно... Вдруг полет

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?