Техника - молодёжи 1961-10, страница 32

Техника - молодёжи 1961-10, страница 32

Через минуту ■ зале никого не было.

А в это время в нашей лаборатории кипела работа. Пели центрифуги, гудели генераторы, аналитики пропускали жидкости через ионообменные и хроматографические колонки, выделялись вещества. И все это в стерильных кварцевых бюксах передавалось глееному исполнителю работы, Вале Грибановой.

Вооружившись мощным бинокулярным микроскопом, она при помощи электронного биоменипулятора по микрокепле строила одну клетку за другой, в точности повторяя структуру, изображенную на микрофотографии, на которой были нанесены формулы и цифры, покезьгвающие, куда, какое вещество необходимо ввести и сколько его надо.

Это был адский труд, до предела напряженный, но всех охватило страстное желение во что бы то ни стало его выполнить, назло тем временам, когда жизнь человеке спести было нельзя...

В шесть часов вечера из Института аналитической медицины приехал усталый, но возбужденный профессор Кернов.

— Ну как, отобрали?

— Да, еот лента с записью сигналов.

— Кто была эта девушка?

— Ей-богу, не помню! Какая-то наша девушка. Нужно торопиться.

Половина девятого. Валя Грибанова оторвала воспаленные глаза от окуляров микроскопа.

— Все... — прошептала она.

— Ты уверена, что ты сделала все, кек полагается?

— Уверена. Дайте попить воды. Покройте препарат ци-стеииом.

Я капнул на драгоценную структуру каплю защитного коллоида.

— Информация получена. Давайте вводить...

Не дыша мы перенесли препарат в соседнюю комнату.

— Контролировать будем?

— Обязательно. Включайте жран.

Медленно завертелись диски магнитофона, забегали зайчики на экране. Кернов ввел электроды в клетки. И повторилось то, что мы уже много рез видели. Но это были клетки человеческой нервной ткени, ромбовидные, с заостренными углами, с тонкими, как шипы, отростками — аксонами. В них была заключена жизнь человеческого сердце.

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО...

...наше Солнце вращается вокруг ядра Млечного Пути со скоростью 216 километров ■ секунду и совершает полный оборот за 230 миллионов лет. таким образом, со времени карбоноеой эпохи солнечная система совершила только один оборот вонруг галактического центра.

...во второй половине июля 1959 года произошло внезапное замедление вращения Земли, уловленное точнейшими часами. Продолжительность земных суток уменьшилась приблизительно на 0,0006 секунды.

...приливы бывают не только в морях и океанах, но и в твердой земной коре благодаря ее эластичности. Дважды а сутни мы плавно поднимаемся и опускаемся на 30 — 40 сантиметров.

...е природе преобладают легкие элементы, ядра атомов которых имеют четный заряд. 86э/„ земной норы состоит из таких «четных» элементов, как кислород, кремний, железо, иальций. магний и титан. 99.85*/* земной коры состоит из первых 29 элементов от водорода до меди.

. ..«четные» элементы имеют обыкновенно несколько изотопов, например десять у олова и у барии, девять у ксенона и т. д. «Нечетные» элементы имеют обычно не больше двух изотопов.

...силы электростатического отталкивания протонов в ядре атома в единицу с тридцатью шестью нулями раз больше сил гравитационного притяжения между ними. Но еще больше ядерные силы притяжения, удерживающие их в ядре.

...по подсчетам ученых, е центре Земли давление достигает 3,5 миллиона атмосфер.

...за 5 миллиардов лет своего существования Земля сделала около 10 биллионов оборотов вокруг своей оси.

Когда препарат начал жить неззвисимой жизнью, его перенесли в микротермостат, наполненный физиологическим раствором.

— Теперь в клинику.

Кек странно теперь выглядела жизнь! Еще ечера казалось фантастичным, что в лаборатории можно создать живую материю, а сейчас на огромной скорости мчался автомобиль по улицам города, и я сжимал в руках живов вещество, нужное для того, чтобы билось сердце моей любимой.

Клиника... На этот раз мы не шли длинным коридором с блестящим паркетом. Лифт поднял нас на девятый этаж, где под огромным стеклянным куполом помещалась операционная.

— Она уже на столе, —- прошептал встретивший нас доктор Филимонов.

— Вот ткань.

— Я сейчас позову нейрохирурга Калашникова.

Вышел профессор Калашников, высоко подняв руки.

— В каком состоянии ткань?

— Она свободно плавает в физиологическом растворе.

— Хорошо. Наверное, ее можно поддеть микропинцетом. Какие у нее размеры?

— Полмиллиметра на миллиметр.

— • Ого, сделали с запасом! Примерно на три такие опе-реции.

— А вы сумеете сами отрезать нужный кусочек? — не выдеожав, спросил я.

Калашников был выше меня ростом и раза в два шире. Он с интересом посмотрел на меня сверху вниз.

— Мой юный друг, современный хирург должен уметь разреэеть волос вдоль его оси на десять рееных частей. Понятно?

Мне очень понревилось, что он, как Горький, окал, особенно в слове «понятно». Почему-то я вдруг стал очень спокойным.

Десять минут, пятнедцать минут. Я и Кернов медленно шли по кольцевой галерее вокруг операционной. Прошло еще полчеса, после еще столько же. Странно, как спокойно я себя чувстеовел. Я просто знал, что это очень тонкая и сложная операция и что она требует времени...

После я бродил уже целыми чесеми не по галерее, а по площади вокруг клиники, поглядывая на окна четырнедцатой палаты на пятом этаже.

В один из ярких солнечных дней, когда после реботы я пришел сюда, чтобы совершить свою обычную прогулку, одно из окон пятого этажа внезепно распахнулось, и в нем показалась фигура полной женщины в белом халате. Она помахала мне рукой и указала на входную дверь клиники. Как на крыльях, я взлетал наверх.

Во* и палата. Несколько секунд я в нерешительности стоял перед дверью. Вдруг она сема отворилась, и появилась веселая, добрая сестра.

— Анне только что разрешили немного походить. Иди к ней, поке нет дежурного врача.

Я смотрел в смеющиеся, радостные глаза Анны, боясь к ней прикоснуться.

— Ну1 — кепризно произнесла она. — Чурбан ты какой-то! Поцелуй меня скорее, е то сейчас придет Филимонов.

Мы медленно пошли едоль стен. Я поддерживал ее за талию и а такт с ее неуверенными шегеми шэпгал:

— Раз-два, раэ-два...

После мы вышли в соседнюю

комнату, обошли ее и остенови-лись у раковины. Из крана протянулась неподвижная струйка воды, эестыв-шая, кек стеклянная палочка. Для меня она стала символом вечной жизни.

Внезепно вошедший доктор Филимонов сделал вид, что нес не замечает. Ворчливо, по-стариковски он сказел:

— Сестра, когда же, неконец, вы приглесите водопроводчике починить кран?

29

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?