Техника - молодёжи 1966-06, страница 43

Техника - молодёжи 1966-06, страница 43

НА ПУТИ

К КИНО БУДУЩЕГО

Рис. В. Плужникоаа В. ПЕКЕЛИС

ОТ ЦАРСТВА ТЕНЕЙ К ЦАРСТВУ КРАСОК

Вчера я был в царстве теней. Как странно там быть, если бы вы знали. Там звуков нет и нет цветов. Там все: земля, деревья, люди, вода, воздух — окрашено в серый однотонный цвет; на серых лицах — серые глаза, и листья деревьев серы, как пепел. Это не жизнь, а тень жизни, и это не движение, а беззвучная тень движения». Так писал о кинематографе молодой Горький после просмотра первого в своей жизни фильма.

Прошло несколько десятилетий, и кинематограф обрел голос, а затем и цвет. Кино наполнилось звуками, а царство теней сменилось царством красок. Фильмы стали естественнее. Цвет, как и звук, обогатил кинематограф.

Но картины, которые мы видим на экранах, несмотря на цвет и звук, пока еще отличаются от реального мира, каким мы его наблюдаем. Изображение на экране плоское, не имеет ни объема, ни пространственности, а ведь жизнь рельефна и бесконечна по своей глубине.

Устранить этот недостаток кино, создать взамен плоскостного изображения объемное — вот одна из задач современной кинотехники.

Разработано много систем объемного кино. Но, к сожалению, пока все они не настолько совершенны, чтобы объемное (так называемое стереоскопическое) кино вытеснило плоскостное изображение. А наше время уже требует,

чтобы фильмы имитировали с помощью техники кино жизнь и давали бы мастерам кинематографа все средства, все виды изображения, звук, цвет, объем.

Первым шагом на этом пути было широкоэкранное кино, по существу, кинозрелище нового типа, в котором удачно сочетается панорамность изображения с объемностью звука — стереофоничностью.

Впечатление глубины, значительный выигрыш в цветном изображении, частичный эффект присутствия, — вот «три кита» широкого экрана. И все же он не может полностью удовлетворить кинематограф.

ОТ КИНОДЕЙСТВИЯ К КИНОАТТРАКЦИОНУ

Поиски лучших решений демонстрации фильмов продолжаются. Начать хотя бы с того, что в обычном кинозале условий естественного восприятия изображения нет. Нет их полностью и в широкоэкранном кино, хотя оно и богаче по сравнению с обычным. И одно за другим возникают кинопанорама и круговая кинопанорама.

...Большое здание цилиндрической формы. В зрительном зале 1200 мест. Огромный 30-метровый вогнутый экран. Медленно гаснет свет, бесшумно открывается занавес, и на экране вспыхивает впечатляющее, красочное изображение. Мы неожиданно попадаем в открытый легковой автомобиль и мчимся по дороге. Спрвва мелькают отвесные горы, слева — до самого горизонта море.

У каждого из зрителей такое чувство, что он не в кинотеатре, а возле гор, на берегу моря. И все зрители — это уже не зрители, а путешественники, туристы, они не смотрят фильм — они в нем участвуют. Иллюзия реальности настолько велика, что вас начинает по-настоящему укачивать во время полета самолета или поездки на глиссере. Все так сживаются с происходящим на экране, что внезапный конец фильма застает зрителей врасплох.

Это панорамное кино.

Когда входишь в зрительный зал круговой кинопанорамы, сразу бросается в глаза странная картина: нет ни партера, ни балкона — сидеть не нв чем. Фильм смотрят стоя.

Пома зрители заполняют зал, взглянем на экран. Он составлен из множества отдельных экранов. Они расположены кольцом вокруг стен в два яруса один над другим. iB каждом ярусе — одиннадцать экранов. Всего 22.

Гаснет свет. Откуда-то из вогнутых стен ударяют яркие снопы проекционных лучей, и экраны начинают сверкать всеми цветами радуги. Теперь мы в самой гуще событий. Эпизоды возникают то справа, то слева, То сзади. Успевай поворачиваться. Со всех сторон плывет музыка — стереофонический звук. Вот действительно «эффект присутствия». Какое сильное ощущение глубины и пространственности! А мастера кинематографа не совсем довольны, даже недовольны.

— Это киноаттракцион! — в один голос заявляют они. — Зритель не может видеть одновременно все экраны. Он должен поворачивать не только голову, но и сам вертеться во все стороны для наблюдения за происходящим. При этом он теряет возможность рассматривать кадры фильма, демонстрируемые на других экранах. Возникает отрицательный эффект — эффект разрыва действия. В подлинно художественном кинематографе это недопустимо.

Получается парадокс. Изобретатели потратили много сил и умения, чтобы создать для зрителя эффект присутствия, добились этого во многих системах кино, но чем больше кажущаяся иллюзия действителыности в кинозале, тем дальше от подлинного искусства. Пока еще нельзя назвать ни одного значительного кинопроизведения, демонстрируемого в панорамном кино.

В чем причина? Одни говорят, что большинство кинофильмов будет всегда сниматься по обычной системе, так как художественный фильм — это в основном переживания и действия актеров, а эти кадры очень хорошо укладываются в размеры обычного экрана.

Другие умазывают на известную косность кинематографа. Вспомните, как неохотно вначале применяли в кино звук. Утверждали, что мино по своей природе иемо и таким должно остаться, что инече кинематограф превратится в жалкое подобие театра на экране.

Не с распростертыми объятиями принимался и цвет на экране. Сколько времени доказывали, что цвет толкнет кинематограф к натурализму, превратит экран в лубок и т. д.

Спору нет, киноискусство условно. В нем скупыми средствами можно зачастую сделать больше, чем с помощью всевозможных технических ухищрений. Не случайно мастера кинематографа так осторожно идут на применение новых кинематографических систем. Но искусство, кино в большей степени, чем всякое другое, испытывает на себе действие научно-технического прогресса. Вот почему так неизбежно влияние на кино успехов науки и техники. Вот почему следует в кинематографе пристально приглядываться к новшествам. За кажущейся фантастичностью и даже на первый взгляд неоправданностью могут быть скрыты ростки будущего.

ОТ КУПОЛОРАМЫ К КИНОТЕЛЕСПУТНИКУ

I/ акие же новые кинематографические ■ * системы предлагают изобретатели?

. Их помыслы направлены на то, чтобы, грубо говоря, максимально окружить зрителя экраном. Существует специальный термин «экран окружения».

У обычного экрана горизонтальный угол рассматривания всего 40 градусов. В широком экране — 70, в широкоформатном — 100, а в панорамном — достигает 150 градусов.

Затем был создан кинотеатр, где зритель рассматривал зкран уже под углом 180 градусов. Он сидел в кресле машиниста локомотива. На трех экранах, составляющих одно целое, спереди, справа и слева показывались видовые фильмы — соответственно передний и боковые ландшафты. Получался только для одного зрителя полный эффект большой скорости локомотива.

Вот под какими горизонтальными углами рассматривает зритель экран в обычном нинотеатре (1), шнроиоэкраниом (2), широкоформатном (3), панорамном (4). Комбинация из широного экрана и двух боковых обычных обеспечивает так называемую широкопанорамную Т1рЬвицню (5). Круговая кинопанорама (6).

37

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?