Техника - молодёжи 1966-06, страница 44

Техника - молодёжи 1966-06, страница 44

«Что нового известно наук* о загадка мифической Атлантиды?»

«Действительно ли процессы, протенающне в мннро- и макромире, ■ чем-то сходны?»

«Кто был «втором первого квучко-фантвстнчесного произведения?»

«Неужели ногда-ннбудь могут возниннуть конфликты между роботами и людьми?»

«Почему у нас таи мало фантастических фильмов?»

Каждый день из бурного лотона рвдаицнонной почты (1В тыс. писем в год!) извлекаются лнсьмв с подобными вопросами. Таной повышенный интерес к научной фантастинв делено не случаен. В вей лазеров, злеитроннкн, космических полетов вопросы научного предвидения, моделирования облниа грядущего стоят необыкновенно остро. Естественно, что самые интересные ответы на них дает отрасль художественной литературы — научная фантастика. Сегодня у любителей и почитателей ее ■ нашем журнала знаменательно» событие!

Журнал „Техника — молодежи" открывает

КЛФ—КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ФАНТАСТИКИ

Заседания илуба ведет писатель-фантаст Сееер Гансоесннй, зиаиомый читателям по популярным инигам «Шаги в неизвестное», «Швсть гениев» и др. Члены илуба — многие миллионы наших читателей. На страницах КЛФ можно будет нв тол но получить ответ на любой «фантастичасний» «опрос, но н посоветоваться (написал 8 рассназо* Начинать ли В-й7); предложить интересную идею (в что, «слн один из намчатских вулнаноа перенести на о. Врангеля — расплавить полярныв льды?)! высиазать катагорнч сков мнение (считаю, что писатель-фантаст А — интересный, В — и интересный) н т. д.

Помимо литературной консультации н ответов нв вопросы, КЛФ будет проводить различные нокиурсы, информировать читателей о новых интересных произведениях фантастов а нашей стране и за рубежом, освещать важнейшие тенденции развития жанра и т. д.

Итаи, ждем ваших вопросов, гипотез, размышлений! А поив они еще ие пришли и нам, Север ГАНСОВСКИП комментирует только что закончившийся ионнуре иа расскаа по трем рисуннам.

Окажем прямо, три рисунке, «три короткие вспышки замысла художни ка» поставили участников нашего соревноввнил в нелегкое положение. Вместить на двенадцати страницах столько событий — дело сложное. Тем больше чести тому, кто не отступил перед трудностями, взявшись за перо.

Толстая папнв, лежащая иа редакционном столе, позволяет говорить ие только о присланных произведениях, но н поставить на обсуждение некоторые проблемы любимого жанра.

Фантазия может быть беспредельной и двигаться в любом направлении только до той минуты, когда автор начал свой рассказ либо повесть и определил главную цель сочинения: едва лишь ато сделано, автор уже связал сам себя, его вы! ыслы должны теперь подчиняться главкой теме произведения, и что то приходится отсекать Пустившись фантазировать, автор должен сразу начать обусловливать свои фантазии и прнда вать им внутренние закономерности, внутреннюю логику. При этом ему необходимо одновременно озабочиваться том. чтоб подводить структуру и логику своих выдумок под такие законы, с но-торыми мог бы согласиться и читатель. Зачем7 Только тогда читатель станет верить автору, а литературное произведение «работать». Вспомким «Машину времени». Уаллс не просто разделил мир во бражек -to будущего иа элоев и мор локов, а подвел это разделение под те ааконы, которые были знакомы тогдаш

нему читателю по современной i му ка питалистической действительности. Именно оттого повесть так художественно преирасна, оттого со смешанным чувством презрения и жалости мы гллдим на легкомысленных влоев, с ужасом — на кровожадных обитателей подземелья. Фантазия здесь структурна, различные ее еламеиты появляются перед нами ие в виде капрнзв, а обусловленными очевидными для всех закономерностями.

Вооружившись этими соображениями, вынем нз папки рассказ «Необходимость» Т. СМИРНОВА иа Архангельска. Над Землей останавливается загадочный звездолет. Космонавты Сергеев и Кост ров проникают туда н убеждаются, что корабль Вроде бы покинут своими оби тателями. На десяти (101) страницах следует описание того, что увидели земляне а затем Сергеев с Костровым удаляются, оставив анонимным гостям фильм о земной жизни — тут есть и дельфины и статуи и пустыне

Но что жо зто за чудеса, которые со ставляют главное содержание рассказа? Их много. Тут н зеленоватое вещество некоего искусственного мозга, и розовые экраны, где сами собой нарнсовываются таинственные знаки, и всякие «конусообразные» приборы, и «овальные» пульты. Все ето неплохо опнеано — у автора есть слог и выдумка, и все вто, увы, ни к чему не ведет. Почему?

Потому, что есть пульты и акраны. но нот образа чужой, внеземной цивилизации. Потому, что отдельные фантастике

сние ялементм я описании звездолета ие соотнесены межиу собой И не создают никакой структуры. А поскольку нет образа, то все делается необязательным. Мы чувствуем, что «конусообразный прибор» мог бы быть спиралеобразным, «розовый кран» — зеленым или вообще не существовать. Мы аамечаем, что аа атимн вымыслами ничего не стоит, интерес гаснет, и рука уже вило переворачивает страницу, хотя и неплохо литературно сделанную.

С втим же недостатком мы сталкиваемся ■ рассказе А. ПАПАХОВА из Ленинграда, Ю. КАРЕЛЬСКОГО на Вологды и многих других. Вывод таков: если в произведении именно фаитастичеснал часть in сл главк й, то етв фантазия не имеет права мехаккчесин складываться кз отдельных, пооднночне навербованных чудео и выдумок, ■ обязана составллть нечто единое, стройное, обрав, да еще основанный на очевидных для нас закономерностях, Рисуя деталь, имей в виду целое.

Можно лк достигнуть такого? Конечно. Вот, скажем, давний рассказ Аркадия и Бориса Стругацннх «Благоустроенная планета». Тут тоже много чудесного: ме-

6сносный зверь, странные птицы и т. д. о каждый лемент атой фантастической нпртнны существует не сам по себе в качестве ни с чем не соотнесенной выдумки, а повествует о вполне опреде-

ФАНТАС

лепном явлении — о цивилизации биологической.

С понятием границ фантазии, которая в рбщем-то далеко не безгранична, связан вопрос о соотношении наукн и фан-тастнии. Извлечем нз папки еще один рассказ — «Позму» Л, ШТЕЙНА (Ленинград) и рассмотрим аго. Над Землей повисает загадочный корабль, и все попытки приблизиться к нему терпят крах. Тогда Большой Совет посылает к чужому звездолету особого робота, сконструированного в прошлом для неких нужд, ио затем пролежавшего сотню лет в ящике на складе. Роботу — его зовут Узн — удается связаться с гостями, и свои впечатления он передает людям в специально сложенной им для этого случая поэме, которая оценивается современниками как более высокая, «чем Гомер И Шекспир». (Тут уж приходится верить современникам на слово, поскольку автор цитирует, видимо, не лучшее.)

А как же творит Увн? Откуда он почерпнул силу, позволившую ему превзойти Шекспира? Увы, на эти вопросы автор ответа не дает.

Немело таких же казусов рассеяно по присланным рассказам В «Крутом пово-

В еще большее «окружение экраном» попадает зритель в кинозале изобретателя Холта.

«Мой кинотеатр, —- пкшвт автор, ■— построен в форме полукруглой раковины для оркестра, причем зрительские места расположены на обычных местах для музыкантов, а изображение охватывает зрителя со всех стороия.

Другой изобретатель, Хайлиг, для своего кинотеатра ту же, по сути дела, раиовину поставил вертикально. Зрители респолагаются во вращающихся креслах, кек бы на ступеньках очень крутой лестницы. А экран — все та же полусфера, только стоящая.

В так называемых куполо рамах зритель уже полностью окружен экраном. Купол, как небо над головой, со всех сторон — от пола и до пола. Зрители сидят во вращающихся креслах, а зел амфитеатром спускеется к центру, где

расположена аппаратная и откуда бьвт мощный пучок проекционных лучей. Шесть проекторов посылают изображение ие шесть экранов — секторов, а седьмой — прямо вверх в центральную часть купола.

Что давт такой кинотеатр?

Вообразите, говорит изобретатель ку-полоремы, что вы находитесь на палубе парохода, которому надлежит пройти под мостом. Мост — на переднем фоне, вокруг вас природа и над вами небо. По мере того как судно проходит в глубь акраиа, под мост, ои будет казаться над вами и придется поднять голову вверх, чтобы рассмотреть вго снизу, затем мост остается уж позади вас. Если а небе показывается еще стая чавк, впечатление получится абсолютно естественным, что трудно достигнуть другой системой проекции.

Нетрудно заметить: новые кинотеатры — все те же кииоаттракционы. Сто

ит ли их создавать, ие уводят пи они в сторону от главного направления развития кино?

Большой знаток кинематографа, руководитель работ по созданию советских систем широкоэкранного кино, кинопанорамы, кругопанорамы, широкоформатного кино, профессор Е. М. Голдовский говорит, что «различные виды аттракционов должны развиваться параллельно развитию кинематографических систем. Оба указанных виде зрелища могут быть взаимно связанными, влиять друг на друга и заимствовать отдельные элементы одно от другого».

Интересна идея и совершенно иного типа экрана — экрана, который изменяет свою форму на протяжении всего фильма. Создана так называемая система вариоскопического кинематографа. Режиссер Р. Быков ужа снимает вариоскопический фильм «Добрый доктор Айболит».

38

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?