Техника - молодёжи 1966-06, страница 6

Техника - молодёжи 1966-06, страница 6

кия — области сплошного намагничнва-ння, где все они расположены в одном направлении. По сигналу внешнего поля они дружно выстраиваются в одну колонну, так что их собственное магнитное поле может окаваться много больше вызвавшего его внешнего поля.

Казалось бы, в мире магнитном сег-нетовлектрнкн — явная аналогия ферромагнетикам. Это очень заманчиво. Но именно вдесь н проявляется принципиальное отличие электрических явлений от магнитных, вдесь и кроется вагадка сегнетоэлектрнчества.

Почему мы говорим об атоме как об элементарном магнвте? Любой электрон, вращающийся вокруг атомного ядра, по сутн дела, круговой ток. Круговой ток, как нввестно, магнит с двумя полюсами. Значит, элементарные электрические варяды образуют мнкро-магннты — магнитные диполи.

Попробуем применить эту схему к сегиетоэлектричеству, обратив ее, то есть объяснить электрические явления с помощью теорнв магнетнвма. Тут-то и ждет нас эагадка, нбо одвночвых магнитных варядов в природе ие существует. Следовательно, нет н элементарных электрических диполей.

Как будто все стало ясным. Аналогия не проходит, надо искать другие объяснения замечательного эффекта. Но не спешите радоваться, отнюдь не все здесь обстоит так гладко. Доказательством этому служит так навиваемый диэлектрический маятник. Появился он как некий аналог знаменитого маятника опытов Эйнштейна и де Гааза. Напомним, что, по современным понятиям, электрон представляет собой нечто вроде волчка. Ои все время крутится вокруг собственной оси. Раз это так, то он должен иметь и собственный момент количества движения (спин) и соответствующий магнитный момент.

Эйнштейн и де Гааз предложили эксперимент, доказывающий существование спина электрона, чему в свое время ие очень верили.

Суть опыта заключается в следующем. Металлический стержень вакручи-вают внутри соленоида, то есть в магнитном поле. Собственное магинтное поле электронов стержня и поле внешнее взаимодействуют, вызывая определенный эффект. Спнн электрона стал реальностью.

Исходя из аналогии магнитного и электрвческого полей и был поставлен опыт, в котором маятник ив сегнетоэлектрнка помещали в переменное электрическое поле.

Элементарных частиц с электрическим днполем не существует, все они лнбо нейтральны, либо заряжены вполне определенным электричеством. Исходя нз этого, естественно было ожидать отрицательного результата — нечему взаимодействовать.

Но диэлектрический маятник повел себя более чем странно. Обнаружились колебания, как будто бы действительно взаимодействовали электрические поля.

Откуда?

Очевидно, мы все-такн плохо внаем тонкие детали строения вещества, недостаточно глубоко проникли в тайны мира элементарных частиц, в тайны взаимодействия и связи магнитных и электрических явлений.

И загадка сегнетоэлектрнчества, с которым мы уже научвлись так ловко обращаться, еще ждет своего решения!

МУЗЫКА ЗВУЧИТ В ЦЕХЕ

И Успокаивающее действие голубого цвета и возбуждающее — красного хорошо известно. И это действие, мало пока, правда, изученное, может быть поставлено в параллель с угнетающим и возбуждающим действием на настроение определенных музыкальных комбинаций и аккордов. Как доказано моими опытами, органы зрения н слуха тесно между собою связаны и могут оказывать влияние друг на друга... В этих явлениях заключается огромная, хотя, повторяю, и малоизученная область, которая может дать много интересных теоретических и практических результатов».

Так писал академик П. П. Лазарев в 1926 году. Его предсказание подтвердилось. В последние годы техническая эстетика открыла широчайшие возможности влиять цветом на настроение людей, на производительность их труда. А музыка? Первые опыты провел еще академик Лазарев. Результаты были интересными. Оказалось, например, что простое повторение звука определенной высоты уменьшает чувствительность зрения Это происходит даже прн беззвучном «пенни» про себя Но звуки, соединенные в мелодию, улучшают чувствительность глаз. Впрочем, эффект зависит от общего впечатления, какое музыка создает у человека.

Как отмечает действительный член Академии медицинских наук П. П. Анохин, восприятие минорных музыкальных сочетаний требует большей затраты энергии, чем мажорных. Звуки музыки действуют прежде всего на подкорку головного мозга н лишь через нее оказывают влияние на кору, пробуждая воспоминания обо всем прошлом опыте печальные или радостные, в зависимости от характера мелодии

Слушание музыки требует внимания, его требует и работа. Но дело в том, что доли внимания, необходимые для выполнения различных действий, неодинаковы. Только при чтении наше внимание занято полностью, на 100%. Зато для уборки помещения его требуется лишь 9%. для ручной нарезкн резьбы нли работы на строгальном станке — около 15%. для работы напильником — 25%. для разметки и центровки деталей — 31%. Управление автомашиной требует 35% внимания, работа средней сложности на токарном станке — 52%, печатание на машинке — 73%, расста новка карточек в алфавитном порядке—90% (см. цветную вкладку).

Ясно, что музыкальные передачи для различных производств должны быть неодинаковыми. Прн однообразных работах действие музыки по уменьшению утомления и нервного напряжения может быть самым благотворным. Живые, жизнерадостные мелодии активизируют работоспособность Поэтому радиопередачи возможны на предприятиях электротехнической, приборостроительной, легкой, пищевой промышленности, на сборочных линиях, сортировке, при поточном производстве и т. п Особенно важен бодрящий характер музыки при работе в ночных сменах.

В начале работы происходит постепенный процесс «втягивания», а к концу ее — некоторый спад работоспособности, вызванный утомлением. Правильно подобранная музыка может влиять на оба переходных периода. Отсюда прерывистый график музыкальных передач. Громкая, бодрая музыка, песни могут зазвучать за 5—10 мин. до начала смены и продолжаться с умеренной громкостью 5—10 мин после начала работы. Это облегчит «вхождение» в трудовой процесс.

Небольшие передачи — через 2 часа после начала работы и черен 2 часа после конца обеденного перерыва, а также после окончания работы. Общая продолжительность звучания не должна превышать 1,5—2 часов. Но нельзя использовать музыку для глушения производственного шума. Тогда он действует на человека еще хуже, чем сам по себе.

Конечно, одна и та же музыка производит на разных людей разное впечатление. Поэтому подбор программ, которые непременно должны быть разнообразными, лучше делать по заявкам работающих и с учетом их запросов и вкусов. Учет таких пожеланий дает возможность систематизировать передачи по темам, жанрам или композиторам. Успешный опыт проведения музыкальных передач есть, например, у организаторов производства на рижском радиозаводе имени А. С. Попова.

Но основа хорошего настроения и высокой работоспособности — это, конечно, весь комплекс внешних условий на производстве. Его принято называть производственным комфортом. Сюда входят определенные соотношения таких параметров, как температура, влажность, уровень шума и т. Д. (см. цветную вкладку). Различают зоны: высшего комфорта, просто комфортную, некомфортную и невыносимую. Для первой из них соотношения параметров наилучшие. Для второй характерно относительно приемлемое соотношение показателей внешней среды. Некомфортными условия работы становятся при значительном отклонении от нормы хотя бы одного параметра. Здесь требуются защитные приспособления. В невыносимой зоне незащищенный человеческий организм уже не может существовать. При работе в условиях этой зоны нужна изоляция от окружающей среды. Примером может быть выход в открытый космос или спуск в море на большие глубины.

Создать зону высшего комфорта на каждом рабочем месте — такова одна из задач научной организации труда.

В. ОРЛОВ, инженер

4

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?