Техника - молодёжи 1966-12, страница 36

Техника - молодёжи 1966-12, страница 36

Продолжаем печатать повесть-буриме, которую пишут известные писатели-фантасты* Вот краткое содержание первых трех глав, опубликованных в № 9, 10, 11 за 1966 год:

Пять человек, живущих е Претории, неожиданно получают пророческие способности. Этот дар, в сущности, основан на точной оценке вероятности событий Основное условие лпророчества»— локализация в пределах обычного для ^прорицателя» круга интересов. Вне этого круга каждый из пятерки оказывается более или менее беспомощным.

Уже в первой главе дана вся пятерка: Питер Брейген— биржевой игрок, Фро-на Мэссон — претендентка на конкурсе красоты. Иен Абрахаме — молодой ученый-физик, Виллиам Иориш— чернорабочий-негр, Дик Мэллори— прогрессивный журналист. К началу событий горнодобывающая фирма устраивает «рудники смерти» с принудительным набором рабочих. Журналист, предвидя это событие, публикует в своей газете предупреждение. Это помогает физику найти журналиста, как «собрата» по странному дару. Они срывают затею фабрикантов и вместе с негром эмигрируют в Париж. Там физик уясняет себе первопричину событии Космический корабль, посланный к Венере, пересекает область пространства, из которой при встрече с кораблем вылетает поток частиц, достигающий Земли Эти частицы как бы включают в мозгу человека ассоциативные центры, обычно им не используемые, и он получает возможность предвидения, угадывания мыслей и т. п.

Физик помогает французским космонавтам выбраться ив затруднительного положения.

мкшшщт «жш! депшмны

М. ЕМЦЕВ, Е. ПАРНОВ. А. МИРЕР, А. ГРОМОВА

А. ДНЕПРОВ

IV

Питер Брейген обладал достаточно здравым смыслом, чтобы не осложнять своего положения. Но пока он «делал деньги», положение осложнилось само собой. Акции «Африкандер Миннерс», упавшие после статьи Ричарда Мэллори, продолжали падать. Зоркое око биржи отметило важный факт: Брейген продал все свои акции в момент наивысшего подъема, не ошибившись ни на один пункт. Следовательно, он заранее знал о статье Мэллори. «Брейген — красный!» — завопили некоторые. Другие пока что молчали. Но всем казалось, что Мэллори и Брейген — звенья одной цепи...

Фактически так оно и было. Дар предвиденья осенил их обоих. Но Питеру была ужасна даже мысль о таком сопоставлении. Вместо богатства ему грозила деловая смерть — самое страшное для биржевика. Питер не думал, что с ним расправятся физически, теперь у всех руки коротки, но биржа, биржа!

Он яростно работал до полуночи, отыскивая выход. В двенадцать понял, что его мозг уже выжат, и принял две таблетки снотворного — видение было отчаянно утомительной работой.

Утром, за три часа до встречи Мэллори и Абрахамса, он забежал в кафе и позвонил своему старому знакомому, Вильбэнку.

Отставной полковник Вильбэнк в молодости евм себя называл «колониальным разбойником», и эта кличка сохранилась за ним до сих пор, Он имел обыкновение неожиданно появляться там, где его меньше всего ждали, а после исчезать на неделю-другую «на охоту», хотя в его охотничий азарт Никто не верил.

— Вильбэнк, я надеюсь, вы не собираетесь стрелять львов в ближайшие сутки?

— А, Питер! Я ждал, что вы допры

гаетесь. Что это за история с «Миннерс», в которую вы влипли?

— В эту историю трудно было не влипнуть. Впрочем, об этом потом. Я хотел бы с вами выпить рюмку-другую...

Они встретились в кафетерии аэровокзала. Здесь можно было поговорить наедине, не будучи потревоженным ни нвзойливыми официантами, ни бродягами, выпрашивающими подаяние, ни чистильщиками ботинок.

Питер начал издалека:

— Мы живем в мире, полном неожиданностей и опасностей. Они нас подстерегают за каждым углом...

Полковник улыбнулся и тронул Питера за плечо:

— Пит, мы знаем друг друга давно. Сейчас не время философствовать.

— Увы, честное слово, я не могу придумать другого начала. Вильбэнк, вы слышали про машины, которые могут предсказывать будущее?

— Вы собираетесь вложить в них свой капитал? Тогда вы банкрот.

— Нет, не собираюсь. Да они мне и ни к чему. Эти ящики, Набитые проволокой и лампами, ие в состоянии предсказать даже исход футбольного матча. А это не самые важные предсказания.

Полноввтое, розовощекое лицо полковника изобразило растерянность. Уж от кого-кого, а от Брейгена он меньше всего ожидал философских речей. Это его насторожило.

— Дело, Вильбэнк, сложнее... Что бы вы сказали, если была бы организована компания или что-нибудь в этом роде, которая бы занималась... которая бы...

Полковник сощурил глаза. К чему это клонит Питер Брейген, мошенник из мошенников?

— Уж не имеете ли вы в виду. Пит, компанию ученых идиотов, которые предсказывают судьбы человечества, делая на бумаге какие-то вычисления?

— Опять не угадали. Речь идет о совершенно безошибочном угадывании.

— Раз угадывание, значит оно уже не безошибочное.

Питер Брейген, кроме того, что он был мошенником, облвдал еще изряд

ной дозой тщеславия и поэтому в подкрепление своих туманных рассужде ний решил поразить полковника. Он уставился на него, как гипнотизер на пациенте, и произнес трагическим голосом:

— Полковник Вильбэнк! Посмотрите на ваши чесы. Ровно через минуту в это кафе войдет молодая особа в ярко-оранжевом платье, она работает в Центральном телефонном бюро, звать ее Эвелина Шейл, и она закажет коньяк и холодный кофе

— Вы назначили ей свидание?

— Нет, она меня не энает И вас тоже...

— Допустим... Но...

— А через три минуты подкатит черный «кадиллак» с двумя сотрудниками из полицейского управления. Один из них вас энает...

— Это уж слишком, Брейген...

— Оглянитесь, полковник!

Ярко-оранжевое платье и черный

«кадиллак» появились в назначенный момент. Полковник перевел взгляд на Питера.

— Что все это значит, Брейген?

— А еще я могу вам предсказать, что завтра вечером у вас свидание с высокопоставленным иностранцем и вы будете с ним обсуждать...

— Тсс! Вы с ума сошли! Вы. Вы.

Брейген с нескрываемым наслаждением смотрел на перекошенное лнцо Вильбэнка.

— А что касается вашей старшей дочери Ритчи. то сейчас она

— Перестаньте, прошу вас! Откуда вы все это?.. Или я просто сплю и мне все снится?..

— Нет, вы не спите, полковник. Я мог бы вам продемонстрировать еще несколько подобных предсказаний.

Водворилось минутное молчание, в течение которого полковник пристально рассматривал Питера.

Брейген был прав. Он поставил «на ту лошадь», и полковник быстро сообразил, что ему нужно делать.

— Какой секрет вы хотите мне продать?— спросил полковник. — Акции «АМ» мне уже стоили довольно много.

Питер наклонился через стол и начал быстро шептать на ухо Вильбэнку.

82

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?