Техника - молодёжи 1966-12, страница 38

Техника - молодёжи 1966-12, страница 38

Имя писателя-фантаста и популяризатора науки и техники Анатолия ДНЕПРОВА хорошо изаестно читателям.

Он автор научно-фвитастичвских рассказов «Суэма». «Крабы шагают по острову», «Уравнения Максвелла» и др.

частиц и ударил прямо в глаза. Это было страшно.

...Брейген подозвал Фроиу и показал ей справочник. Воинова надо было заполучить во что бы то ни стало. Заполучить, найти среди миллионов людей, выудить... Для постороннего наблюдателя они представили бы забавное зрелище — мужчина и женщина, сидящие, закрыв глаза, над раскрытой книгой. Питеру мешала видеть пугающая картина пустой вселенной, от которой ои никак не мог отделаться. Первой сработала Фрона.

— Я думаю, ои красивый парень... Определенно красивый. Хорошо одевается... Танцевать не умеет.

Питер сердито фыркнул.

— Что ты сердишься, милый? Я всего лишь женщина. Сегодня же я смогу с ним познакомиться, да-да! Может быть, не надо с ним знакомиться?

Ои опять фыркнул. Личное знакомство было нежелательно. Тем они и отличаются от банальных шпионов, что им ие надо искать знакомства, выспрашивать, подслушивать, вскрывать сейфы. Но было уже ясно — видение требует хоть какого-то контакта, хоть самого эфемерного, а затем уже начинает действовать.

— Где ты познакомишься с Воиновым?

— В кертииной галерее, рядом с бассейном. Он придет на выставку молодых французов через час-полтора.

— Хорошо, — сказал Питер. — Придется знакомиться.

...Фрона вернулась возбужденная, раскрасневшаяся от мороза.

— Там| Он внизу! Он очень много зиает о межзвездных полетах, но я ничего не понимаю. Ты спустишься к нему?

— Он охотно поехал тебв провожать?

— Конечно. Он ищет какую-то фор

мулу, Пит. Ломает голову над... ну, не знак», над чем. Над «фотонным пучком». Бессмыслица. За светской болтовней он отдыхает...

— Пошли!

Фрона переоделась и вышла вместе с Питером в просторный холл. Молодой человек смущенно улыбался, пожимая руку новому знакомому.

Вот он — физик, специалист по космическим двигателям. Он подробно расспрашивал девушку и ее спутника о жизни в далекой Претории и вообще об Африке, о которой у него были, как он сам сознался, примитивные представления из школьных учебников географии. Потом Фрона рассказала, что ей, самой красивой девушке Претории, предложили принять участие в телевизионной передаче, где бы она встретилась с московскими девушками. Студия не предлагала никакой программы, просто поговорить «за жизнь», задавать вопросы друг другу и отвечать на них.

— Что бы вы хотели от меня услышать? — спросила Фрона.

— Прежде всего я хотел бы вас увидеть на экране телевизоре. А услышать? Ну, это ваше дело. Но, конечно, только правду.

— Вряд ли будет интересно слушать женскую болтовню.

—• Напрасно вы так думаете. Я несколько раз встречался с иностранцами, и у меня всегда складывалось впечатление, что женщины за рубежом, как правило, откровение? и честнее мужчин.

— А вы мастер говорить комплименты,— расхохотался Питер. — Я думаю, что нам ие имеет смысла стоять здесь, в холле, пойдемте лучше в ресторан.

Усаживаясь за столик, Питер подводил свои первые итоги. Его забавляло то, что он заранее зиал, как Воинов посмотрит на Фрону, как он придвинет к ней стул и как с увлечением будат говорить о выставке, на которой они познакомились с мисс Мэссон.

— Что вы ни говорите, а в современной живописи что-то есть. Может быть, эти художники только ищут, но путь, по которому развивается их искусство, мие нравится. Абстракционизм?

Воинов задумался, глядя мимо Брейген а.

— У нас, ученых, иногда бывает своя абстракция... У нас в университете был чудаковатый профессор математики, который всегда просил студента «нарисовать формулу»... Раньше я думал, что это всего лишь словесная фигура, а позднее я сам начал воспринимать математические формулы как чудесные картины... Например, совсем недавно я познакомился с формулой одного ученого... Формула, объясняющая необходимость этих космических бездн, или, как он их назвал, векторных стоков... И вот что странно...

Воинов опять задумался.

Фрона смотрела с ужасом на то, как в его мыслях возникает математический рисунок, который она не понимала, но уже знала заранее: как картину, как гениальный набросок мастера. Это был решающий момент. Они начали видеть — оии уже эиали, что подобные рисунки лежат в рабочем столе Воинова. Сейчас каждое движение ученого говорило им так много, что оии не успевали запомнить все. Теперь непосредственный контакт становился

вредным — приходилось поддерживать разговор.

— Вы говорите, западный ученый?

— Да.

— Его фамилия Абрахаме? -Да-

Только сейчас Воинов понял, что его спрашивают о том, что известно немногим специалистам. Он поднИл на Питера удивленные глаза и спросил:

— А вы знаете этого человека?

— А как же! Это мой хороший приятель, кстати, тоже из Претории. Сейчас ои во Франции. Говорят, что космолет «Лютеция» был спасен Абра-хамсомм.

Да, Воинов знал эту трагическую историю, одну иэ немногих историй, когда для спасения людей пришлось обратиться к абстрактным понятиям, абстрактным рассуждениям, почти философским догадкам. Сколько их еще будет, этих неожиданных космических открытий, которые ие раз заставят ученых изменить свои представления о пространстве и времени! Космическая бездна слишком огромна, чтобы быть вместилищем простых загадок.

— О доктор, вы фантазер и романтик!

Фрона подарила одну из тех обворожительных улыбок, которые принесли ей славу первой красавицы.

— В моей науке нельзя не быть фантазером и романтиком. А мистер Брейген неплохо осведомлен о космических делах.

— Пресса, дорогой доктор, я люблю читать газеты и кое-что извлекаю. Вот последний номер «Либерасьон». — Питер вытащил из кармана газету и протянул ее Воинову.

Действительно, на второй полосе жирным шрифтом сообщалось о том, что совместный эксперимаит — полот французского и советского космических кораблей — проходит успешно. Экипажи изучают «тонкую структуру» пространства. Воинов просмотрел газету баз особого любопытства, свернул аа и положил на стол. В этот момент Питер увидел с необыкновенной ясностью, что Абрахаме падает, сраженный двумя пулями. Наконец-то!

— Что вы думаета об этом полете, док? Ваш корабль дойдет до Венеры?

Он мямлил что-то еще, и Фрона перебила его капризным восклицанием:

— Стоит ли об этом говорить? Право, я хотела бы послушать что-нибудь о вашем искусстве, музыке... А то все наука, наука!

Фрона была хорошей партнершей. Она останется с Воиновым в ресторане, а Питер поднимется в свой номер и сможет видеть баз помех...

Брейген бодро раскланялся с русским и взлетел на лифте, как иа крыльях. Он уже видел рисунки и формулы, записанные острым, четким почерком. Скорее к блокноту! Скорее, скорее!.. Вот что значит удача, смекалка, смелость... Питер лихорадочно исписывал страницу за страницей, у него уже сводило пальцы. А в ресторане Воинов улыбался и смотрел на Фроиу. «Пусть смотрит. Работа требует жертв, — подумал Питер Брейген. — Пока что мы избавились от коллеги Абрахамса».

За дальнейшие судьбы героев ответственна писательница Нетелия СОКОЛОВА.

34-

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?