Техника - молодёжи 1968-05, страница 45

Техника - молодёжи 1968-05, страница 45

„ВЕЧНЫЙ" ПОДШИПНИК

Н «давно московски* профессора, доктора технических наук Дмитрий Гаркунов и Игорь Крагальсний сделали удивительное открытие — им впервые уда-лось разъединить традиционное и крайне невыгодное «содружество»! трение и износ. Вернее, убрать его вторую часть, ставшую бичом соаре* менной промышленности. «Подшипник»» предложенный советскими учеными, практически не изнашивается» иными словами — он «вечный». Как же удалось достигнуть столь выдающегося успеха?

Вот что рассказывает профессор И. КРАГЕЛЬСКИЙ:

«Конструктор скован железными законами техники. Уже со школьной скамьи он узнает, что трущиеся поверхности непременно изнашиваются. Изобретательская мысль работала до сих пор только в одном направлении: как уменьшить (а не устранить!) износ. Давайте посмотрим на проблему глазами не инженера, а биолога. Оказывается, она давно решена в живой природе. Например, кожа наших ладоней, соприкасаясь с различными предметами, совершенно не истирается. Больше того, случайные порезы й ранки на ней вскоре полностью «затягиваются». Присуще ли это замечательное свойство только живым организмам? Нельзя ли применить принцип «самозалечивания* в машинах? Поиски ответа и привели нас к открытию, которое названо атомарным переносом».

Самый опасный вид износа — это так называемое схватывание. Под действием больших нагрузок и температур трущиеся поверхности быстро разрушаются — от них отрываются кусочки материала. Как ни странно, схватывание входит как составная часть в атомарный перенос. Только теперь оно компенсируется противоположным процессом. В трущейся паре сталь — броша оторвавшиеся было частицы снова прилипают.

Это «чудо» происходит за счет восстановительных свойств смазки — глицериновой смеси. Глицерин, действуя как слабая кислота, протравливает поверхность бронзы, которая постепенно покрывается рыхлым слоем чистой меди. Атомы меди химически очень активны и при трении легко переносятся на стальную поверхность. Как только красный налет на ней достигнет определенной толщины, меДь попадает обратно на бронзу. Частицы беспрерывно «мечутся» между трущимися поверхностями, и износа практически нет. Получается своеобразное «желе». Медный порошок прочно удерживает глицерин и не дает ему вытечь. Глицерин, в свою очередь, обволакивая металл, защищает его от кислорода и, таким образом, постоянно поддерживает активное состояние частиц. Процесс может длиться сколь угодно долго.

Объяснять всю важность такого открытия нет нужды. Положено начало новой эпохе в технике — эпохе

неизнашивающихся машин Но путь от науки до практики исчисляется иногда десятилетиями. Не относится ли открытие советских ученых к разряду «чисто научных»? Можно ли внедрить «вечный» подшипник в производство?

«Атомарный перенос используется в технике с первых дней своего рождения, — отвечает профессор Д. ГАРКУНОВ. — На его основе сделаны важные изобретения.

Так, одно из них названо фрикционным латунированием. Чтобы защитить стальные изделия от коррозии, их часто покрывают латунью. Делается это гальваническим методом, у которого есть один большой недостаток — металлу, предохраненному от внешней «агрессии», все же наносится ущерб. Из-за нагрева структура стали изменяется и изделие становится хрупким. Используя атомарный перенос, латунную «кольчугу» можно нанести на деталь «безболезненно».

Другое изобретение — металлизированные смазки, избавляющие от износа не только сталь — бронзу, но и друме пары трения — например, сталь — сталь. В глицериновую смссь добавляют бронзовый порошок. На трущихся поверхностях образуются уже знакомые нам «волшебные» пленки из чистой меди.

Третье — относится к области исследований. Иногда при экспериментах инженерам приходится исследовать поверхность контакта различных тел. Существующие способы трудоемки и неточны. Вот тут-то и показывает себя атомарный перенос, который позволяет легко определять площади касания»

К этим словам ученого можно добавить, что союз бронзы и стали помогает конструкторам решать трудные технические проблемы уже сейчас. Например, при посадке самолета на его шасси действуют огромные силы. Чтобы стальные «ноги» не сломались, ставят амортизационные буксы. Но, принимая на себя основную нагрузку, они сами быстро выходят из строя. Машину приходится отправлять в ремонт. Так было до тех пор, пока не применили новинку — бронзовые буксы» Взаимодействуя со стальной стойкой шасси, они стойко держатся и изнашиваются отнюдь не из-за трения, а из-за загрязнения, ударов и других случайных причин.

Судя по первым результатам, можно уверенно сказать: у атомарного переноса большое будущее. Правда, И. Крагельский (как и подобает настоящему ученому) высказывается на сей счет несколько осторожно.

«Пока процесс самовосстановления трущихся поверхностей действует лишь при температуре до +80° С, — говорит он. — Выше этого предела начинается износ. Значит, существующий рецепт нельзя считать панацеей от всех бед, для всех случаев трения. Чтобы атомарный перенос «акклиматизировался» в высокотемпературных парах, придется еще немало потрудиться. Но это уже вопрос времени. Я уверен, что через 10—16 лет самовосстанавливаю-щиеся узлы будут работать на всех машинах».

А. БИРЮКОВ, наш спец. корр.

АРАЛ МОЖЕТ ЖИТЬ

) еки, внезапно меняющие свое рус-* ло, Исчезающие а подземных озерах, не такое уж редкое каление дли Средней Азии. Коварная Аму-Дарья уже не раз поворачивала к Каспию. Что же будет с Аральским морем, если оно лишится речного питания? Ведь уже сейчас почти аесь сток другой реки, •падающей я Арал, —- Сыр-Дарьи, — отводится для орошения и нужд про* мышленности. Пройдя по сыпучим пе-скам Каракумов 820-километровый путь, уже достиг Ашхабада канал. Он забирает воды Аму-Дарьи. В перспективе — создание ирригационного кольца Средней Азии» Орошенные земли будут исчисляться миллионами гектаров.

Расчеты гидрологов неутешительны. Аральское море, лишенное водных артерий, высохнет к 2000 году. Гибель ценнейших пород рыб еще не самая главная потеря. В худшую сторону изменится климат и без того сурового края. Высохшее дно станет гигантской солончаковой пустыней. Она может раз* ползтись на соседние земли.

Где же выход? На первый взгляд он кажется неожиданным. Дело в том» что Запасы воды в Приаралье есть, но они скрыты под землей. Это крупные арте

зианские бассейны, или, как их еще называют, многоярусные подземные озера. Где-то в Тянь-Шане, районе Му-годжарских гор или Казахского мелко-сопочника, проходят дожди. И через водопроницаемые песчаные породы потоки устремляются в прибрежную зону. Здесь уровень подземных вод на 10-~14 м выше среднего уровня самого Аральского моря. По нашим подсчетам, родники и подземные притоки дают сейчас Аралу до 5,5 куб. км воды i год.

Чтобы сохранить морскую жемчужину Средней Азии, зтого, конечно, мало. Но если уровень моря понизится на 12 м, артезианский сток вырастет уже до 12 куб. км воды в год — целая подземная Сыр-Дарья) Если Аралу оставить еще хотя бы десятую часть речных потоков, наступит равновесие, дальнейшее высыхание моря прекратится. Неизбежной данью будет потеря третьей части водной поверхности, снижение глубины бассейна до 8—13 м, удвоение процента солей в каждом литре влаги. Но самая главная опасность — угроза большого засоления территории — будет устранена.

И. ЧЕРМЁНКО, кандидат

геолого-мннералогических наук

89

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?