Техника - молодёжи 1973-08, страница 27




Техника - молодёжи 1973-08, страница 27

л

тшшш

ip Вместо

доклада N2 42,

или Рассказ о необычайных приключениях, выпавших на долю членов совета проблемной лаборатории «Инверсор», с прологом и эпилогом

ТАЙНА
СТЕКЛЯННЫХ ШАРИКОВ

Пролог

Вот уже 7 лет каждый месяц по четвергам собираются в редакции члены общественной проблемной лаборатории «Инверсор», чтобы обсудить сообщение очередного докладчика. Правда, эту традицию несколько нарушил инженер Корней Степанович Ар-сеньев, ныне неизменный ведущий рубрики «Вскрывая конверты». Постоянные читатели журнала, вероятно, помнят, как он неожиданно вторгся в размеренную жизнь лаборатории. Показав членам «Инверсора» субламинарный кинофильм, незаметный для неискушенного глаза, он буквально заставил их ломать головы над решением одной техническом проблемы. Тем, кто не знаком с этой занятной и поучительной историей, мы рекомендуем прочесть статью «Эксперимент инженера Арсеньева» в «ТМ» № 7 за 1967 год.

И вот недавно Корней Степанович опять продемонстрировал нам свою выдумку.

Рассказ обо всем происшедшем ведут члены совета лаборатории «Инверсор».

Все началось с того, что на очередном заседании совета проблемной лаборатории «Инверсор» председательствующий Корней Степанович Арсеньев сказал:

— Итак, товарищи, повестка дня исчерпана, а время еще раннее. Позвольте в таком случае поставить на голосование один «внеплановый» вопрос. Предлагаю закрыть заседание и отправиться ко мне на дачу. Попьем чайку, подышим свежим воздухом, а?

Предложение, естественно, приняли единогласно.

Арсеньев вел свою «Волгу» легко и непринужденно, по-хоаяйски поддерживая разговор, и казалось, что заседание продолжается — председательствующий предоставляет слово, комментирует, подводит итоги. Когда свернули с шоссе на проселочную дорогу, ведущую к дачному поселку, неожиданно впереди вспыхнул яркий свет. В салоне стало светло как днем. Оказалось, полыхал дорожный знак, установленный на обочине дороги. Но горел он отраженным светом фар нашей машины.

— Занятная картина! — сдержанно восхитился Добротворский.

— Занятная задачка, — уточнил Корней Степанович, притормаживая автомобиль.

«Волга» съехала на обочину и остановилась. Мы вышли.

— Так почему же задачка, — спросил Добротворский, — если перед нами, так сказать, готовый продукт?

— В том-то и дело, что готовый, — заметил Арсеньев. — Как правило, отсвечивающие знаки делают из ка-тофота. Чего далеко за примером ходить, зайдите за наш автомобиль, взгляните на кузов сзади. Видите красный стеклянный квадратик, оправленный металлической рамкой? К нам он обращен стороной, имеющей гладкую поверхность. Зато противоположная его сторона — ребристая. Ее многочисленные грани и отражают свет от фар идущей вслед машины, предупреждая водителя об опасности. Но такие обычные катофо-ты возвращают ничтожную долю светового потока. Этот же, — Арсеньев кивнул в сторону дорожного знака, — выполнен другим способом.

— Светящаяся краска?

— Секрет, собственно, не в краске, а в том, что в нее включены мельчайшие стеклянные шарики, и каждый из них работает как зеркало. Собирает падающие лучи в фокусе и отражает с минимальными потерями. Чем меньше диаметр шарика и лучше качество стекла (выше показатель преломления), тем больше возвращается света в сторону пославшего его источника. В идеале нужны шарики диаметром один-два микрона. Хорошо бы такие знаки установить вдоль всего шоссе; наверное, можно и обочины покрывать,

и размечать осевые линии подобными красками; найдется и еще немало полезных применений, но...

— Но за чем же остановка?

— За шариками. К сожалению, технология их изготовления еще недостаточно совершенна. Указатель, например, сделан из отборных шариков, полученных с огромным трудом.

— Неужели так трудно... — начал было Олег Курихин, но Корней Степанович тут же предложил:

— А может, попробуем «разгрызть» сию проблему? Сами, без посторонней помощи.

Остальную дорогу разговор только и вертелся вокруг да около этих самых шариков. Конечно, микроскопические размеры, сферическая форма, качественное стекло — все это крайне усложняет задачу, но ведь должен же существовать какой-нибудь путь для массового изготовления в промышленных масштабах?..

Мы сидели на даче, пили чай из самовара и потихоньку дискутировали. У каждого, в общем, были ка-кие-то соображения, пожалуй, даже не совсем бесплодные. Но разговор принял по-настоящему деловой характер, когда вдруг Курихин, не спуская глаз со струи самоварного пара, заметил:

— Интересно, может ли жидкость при кипении давать цветной пар? Ну, скажем, зеленый, а? Представьте себе — зеленый па-ар?

Низко висящая над столом лампа, спрятанная густо-зеленым плафоном, придавала пару зеленоватый оттенок.

— Пар зеленый, желтый, красный, — начал вслух размышлять Арсеньев по разработанной им методике отдаленных ассоциаций.

— Еще железный, а, наверное, самое бессмысленное — деревянный пар, — недовольно пробурчал Сергей Житомирский.

— А помните школьную триаду — стеклянный, оловянный, деревянный? — оживился Шибанов. — Пишется в порядке исключения с двумя «н». Стеклянный пар?1 А что, если раскалить стекло до точки кипения? Если и дальше подводить тепло, стекло будет испаряться. Вот вам и стеклянный пар. Мы направляем его в конденсатор, где он, расширяясь, охлаждается и из него на глазах изумленной публики выпадают идеальные мини-шарики!

— Потрясающая идея! — произнес Житомирский, и в его очках блеснул зеленоватый отсвет лампы.

— Если только процесс будет идти именно так, как ему тут предначертали, — осторожно уточнил Добротворский.

...Прошло два месяца — те самые два месяца, которые потребовались нам для создания — нет, не таинственных мини-шариков, а всего лишь теоремы, гласящей: не у каждого вещества может быть пар.

24



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?