Техника - молодёжи 1987-10, страница 42

Техника - молодёжи 1987-10, страница 42

В этой статье Стечкин показал, что при большой скорости полета воздух можно сжимать без компрессора. И у студента Челомея возникла мысль о пульсирующем двигателе, который работал бы при тогдашних невысоких скоростях полета. Обычный самолет, снабженный дополнительным реактивным двигателем, мог существенно прибавить в скорости.

В простейшем случае пульсирующий двигатель работает следующим образом. Его клапаны открываются под напором встречного потока воздуха. Когда воздух входил в камеру сгорания, в ней создавалось повышенное давление. Одновременно в камеру впрыскивался бензин. Затем система зажигания поджигала горючую смесь. При вспышке горючей смеси давление в камере повышалось, и клапаны закрывались. Газы мощно вылетали из открытого конца трубы, а в камере создавалось разрежение, давление падало, и напор встречного воздуха открывал клапаны. Затем повторялся новый цикл. В каждом цикле двигатель издавал резкий, необычный звук, напоминающий выстрел. Чтобы такой двигатель заработал, необходимо было сообщить ему некоторую начальную скорость (более двухсот километров в час) для создания встречного потока воздуха.

Так у молодого специалиста создавался «задел идей» на будущее.

В 1937 году, на год раньше положенного срока, он с отличием окончил институт. Его дипломная работа «Колебания в авиационных двигателях» была признана перспективной.

1937—1938 годы были особенно плодотворны для молодого специалиста. В 1938 году в «Трудах Киевского авиационного института» выходят 14 статей В. Н. Челомея. Кроме того, вышла еще одна статья в «Журнале Института математики АН УССР».

В 1940 году молодой ученый был принят в специальную докторантуру при АН СССР в числе 50 лучших кандидатов наук, выдвинутых от всех республик нашей страны.

С начала Великой Отечественной войны Владимир Николаевич работает в Центральном институте авиационного моторостроения имени П. И. Баранова (ЦИАМ), создает там отдел для разработки пульсирующего воздушно-реактивного двигателя.

В те годы пульсирующий двигатель для «ФАУ-1» построил в Германии инженер Пауль Шмидт. В июне 1944 года, когда стало известно о применении гитлеровцами самолетов-снарядов «ФАУ-1» против Англии, в Государственный Комитет Обороны были вызваны тогдашний нарком авиационной промышленности А. И. Шахурин, командующий ВВС генерал А. А. Новиков и В. Н. Челомей. Им была поставлена задача: создать новое оружие — беспилотную боевую технику. Согласно решению ГКО Владимира Николаевича Челомея, которому было всего тридцать лет, назначили главным конструктором и директором завода.

В фантастический по нынешним меркам срок — менее чем через полгода после решения ГКО — были, по свидетельству А. И. Шахурина, испытаны десятки самолетов-снарядов. По другому источнику (газета «Правда» от 23 марта 1986 года) испытания начались в марте 1945 года. Сперва их запускали с бомбардировщиков Пе-8, а позже с Ту-2. Десятая модификация 10Х — так назвали новое оружие — оказалась очень эффективной.

В марте или апреле 1945 года Чело-мею позвонил Сталин. Он спросил:

— Товарищ Челомей, нас интересует ваше мнение как конструктора самолета-снаряда. Имеет ли смысл применять это оружие в нынешней обстановке?

— Нет, товарищ Сталин, победа близка, а его применение может вызвать большие жертвы среди мирного населения, — ответил Владимир Николаевич.

— Правильно, товарищ Челомей,— сказал Сталин.

Готовые к бою эскадрильи тяжелых бомбардировщиков с подвешенным к ним 10Х так и не взлетели со своих аэродромов.

Двигатели Челомея использовались не только на крылатых ракетах. 3 августа 1947 года, в день Воздушного Флота, состоялся традиционный авиационный праздник на Тушинском аэродроме. Сотни тысяч людей собрались на летном поле Центрального аэроклуба имени Чкалова. На следующий день газета «Правда» в статье, посвященной празднику, писала: «...Колонну замыкает группа «лавочкиных» с реактивными ускорителями конструктора т. Челомея. Мгновенно пролетев над аэродромом, они вонзаются в небо и исчезают, напоминая о себе только своим грозным, доносящимся из поднебесья гулом».

В 1952 году по представлению ученого совета МВТУ Челомею присвоили звание профессора. Владимиру Николаевичу была по душе педагогическая деятельность, которая началась еще в студенческую пору. В совершенстве владея лекторским мастерством, он в аудитории был в буквальном смысле «артистом». Особенно удавались ему те разделы, где он излагал приложения теории колебаний.

В 1956 году Владимир Николаевич открыл парадокс: чтобы система была устойчивей, ее надо очень часто трясти. Опубликованная в «Докладах Академии наук СССР» (1983, т. 270, ч. I), работа так и называлась — «Парадоксы в механике, вызываемые вибрацией». С детства мы привыкли, что тяжелые металлические шарики тонут в воде, а деревянные предметы, наоборот, плавают. Это проявление всем нам известного закона Архимеда. Но он нарушается, если сосуд с жидкостью, в котором находятся эти предметы, начинает вибрировать. При определенной амплитуде вибраций все становится наоборот: металлические шарики плавают, а дерево тонет. Или другой пример. На прямой вертикальный стержень, имеющий одну шарнирную

опору внизу, надета; шайба с отверстием, диаметр которого несколько больше диаметра стержня. Под действием силы тяжести шайба падает. Однако если придать шарнирной опоре этого стержня вертикальные колебания, шайба не падает, а остается почти в неподвижном положении на стержне, как бы в невесомости, стержень же стоит почти вертикально. Или вот пример того, как с помощью вибраций можно повысить устойчивость упругих систем. Если на вертикальный стержень водрузить тяжелый груз, то он изогнет стержень. Но если груз заставить вибрировать, то стержень вновь выпрямится.

Найденные парадоксы не просто игра досужего ума. Нет, эти вопросы корнями своими уходят в практику. Ведь ракета на активном участке, когда работают двигатели, сотрясается от вибраций, и эти вибрации передаются на такие приборы управления, как гироскопы, которые начинают «врать», и ракета сходит с курса.

В 1958 году Челомей был избран членом-корреспондентом АН СССР по специальности «механика», а спустя четыре года он становится академиком.

Владимир Николаевич возглавил крупную научно-исследовательскую и конструкторскую организацию. Он руководил ею двадцать девять лет до самого последнего дня.

Академик В. С. Авдуевский, который пришел к нему работать еще в ЦИАМ молодым специалистом, отмечает особенности Челомея как руководителя крупного научно-конструкторского коллектива:

«У Владимира Николаевича проявились необычайные конструкторские способности. Глубокое знание техники, понимание физики явлений, быстрое принятие точных технических решений, умение организовать работу и увлечь за собой коллектив для достижения поставленных целей — вот характерные черты Владимира Николаевича как руководителя конструкторских коллективов. Он всегда уделял особое внимание проектной работе, определяющей облик будущего изделия, был врагом рутинных решений, и разработанные под его руководством проекты значительно опережали свое время».

Он стал Генеральным в 1959 году и в этом качестве совершил главное в своей жизни — построил ракетно-космические системы, не имевшие аналогов в мировой практике,— первые маневрирующие спутники «Полет», ракету-носитель «Протон». Самые тяжелые отечественные аппараты были отправлены в космос с помощью «Протонов».

Ракеты-носители «Протон» с дополнительной, четвертой разгонной ступенью отправили к Луне пять тяжелых космических аппаратов серии «Зонд» («Зонд-4» — «Зонд-8»), тяжелые космические аппараты «Луна» третьего поколения. Среди них «Луна-16», «Луна-20» и «Луна-24», доставившие на Землю образцы лунного грунта, «Луна-17» с первым автоматическим самоходным аппа

40

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?