Техника - молодёжи 1991-06, страница 25

Техника - молодёжи 1991-06, страница 25

По следам катастроф

Андрей ДАНИЛИН, член совета подводно-поискового клуба «Аквик», г.Великие Луки

Жертва «равноденственной бури»

Пожалуй, только специалисты знают, что история ЭПРОНа, знаменитой суОо-подъемной организации (в 1943 году преобразованной в нынешнюю Аварийно — спасательную службу), началась с романтической подводно-поисковой операции. Однажды—а дело было в 1923 году— в здание ОГПУ на Лубянке явился гражданин В.Языков с кипой документов и рассказал, что вот уже полтора десятилетия добивается обследования места гибели «Черного принца». В Крымскую войну этот британский пароход вез медикаменты, зимнюю одежду и разбился в сильный шторму Балаклавы. По данным Языкова, тогда на дно пошли 105 моряков и весь груз, включая казну для английских войск, которую он оценивал в 20 млн. рублей.

Энтузиаста приняли Феникс Дзержинский и Генрих Ягода. Учитывая тяжелое финансовое положение страны после мировой и гражданской войн, они решили отыскать золото «Черного принца», для этого собрали 30 специалистов по судоподъему и водолазному делу, назвав их Экспедицией подводных работ особого назначения — сокращенно ЭПРОН.

Поиски на морском дне продолжались до осени 1926 года, к ним привлекли японских глубоководников, однако найти удалось всего семь монет времен королевы Виктории. Три из них, согласно договоренности, достались японцам. Зато наши водолазы подняли немало ценного имущества — от потерянных якорей до затопленных судов.

«Легенда о «Черном принце», если и стоила нам многих трудов, то все же прошла не даром, — писал главный корабельный инженер ЭПРОНа Т.Бобрицкий. — Она дала толчок к реорганизации нашей допотопной подвооной техники и быстрому движению ее вперед... В тщетных поисках золота «Черного принца» ЭПРОН нашел первые крупицы опыта судоподъема».

...И, совершенно неожиданно, история со штормом, погубившим в ноябре 1854года этот британский парохоо, обрела продолжение в наши дни.

1 августа 1990 года наш старенький клубный «пазик», отмерив на спидометре 1700 км, проехал по Мамашайской долине и остановился на берегу реки Кача. Рядом притормозил наш грузовик ГАЗ-66, в фургоне которого было все наше снаряжение — компрессор, акваланги, приборы, плавсредства, палатки. Мы разбили лагерь на самом берегу моря.

До недавнего времени клуб «Аквик», созданный более пяти лет назад при профсоюзном комитете Великолукского радиозавода, занимался поисками реликвий Великой Отечественной войны, устанавливал имена погибших воинов, выявлял редкие образцы боевой техники. Ради этого мы задумали и экспедицию на Черное море.

Итак, мы выбрали Качинскую бухту вблизи Севастополя. В конце 1941 года здесь проходила первая линия сухопутной обороны главной базы Черноморского флота, и мы надеялись обнаружить на дне бухты погибшие советские корабли и самолеты. Кроме того, мы знали, что еще до первой мировой войны в Каче был старейший рос

сийский аэродром и его взлетно-посадочная полоса кончалась у самого уреза воды. Значит, не исключались весьма интересные находки.

Предварительно мы связались с севастопольским обществом «Редут», созданным при городской организации Красного Креста для изучения истории Севастополя и его двух знаменитых оборон в Крымскую и Великую Отечественную войны. Теперь крымчане присоединились к нам.

Работали парами, иногда в воде находилось до десяти аквалангистов, но обследовали они разные участки так, чтобы не мешать друг другу. Иногда нам помогали в свободное от службы время любители подводного плавания из клуба при местном гарнизоне.

Обычно мы отправлялись в бухту в утренние часы, когда море относительно спокойно. Днем поднимался ветер, разводил крутую волну, да и солнце поддавало жару, особенно нам, северянам. Поэтому к обеду многие приобретали, что называется, бледный вид — не составлял исключение и автор этих строк.

В носовой части неизвестного судна обнаружили бронзовую оконечность, нечто вроде тарана.

Вскоре подводные исследования дали первые результаты — правда, не те, на которые мы рассчитывали. Так, Виктор Федоров нашел на дне древний каменный якорь, а Александр Кеплин извлек из песка ручку амфоры. Эти находки отчасти подтвердили предположения краеведов, что в Качинскую бухту некогда заходили античные суда. Жаль, но сегодня Кача больше походит на сточную канаву, и как-то не верилось, что корабли поднимались по ней до столицы Крымского ханства, чуть ли не до дворца легендарного Ги-рея...

А потом произошло неожиданное. Мы решили проверить квадрат, рекомендованный местным любителем подводного плавания Владимиром Карнауховым. По его мнению, там у самого 6epeia, со времен войны лежала баржа. Уже первые погружения Александра Кеплина и Владимира Толочи-на подтвердили это предположение—на дне покоилась проржавевшая развалина, напоминав

23

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?