Техника - молодёжи 1993-05, страница 66




Техника - молодёжи 1993-05, страница 66

Манеж «ТМ»

Валентин ТАРАТОРИН

В Северной войне некогда могучий соперник России — Швеция была повержена. Русская кавалерия, основу которой составляли драгунские полки, закалилась в битвах с лучшей армией Европы. Ветераны Калита, Лесной, Полтавы делились полученным опытом с новобранцами. Но после смерти Петра I боевая подготовка пошла на убыль. С воцарением в 1730 году Анны Иоанновны и началом бироновщины армейский быт изменился. Больше внимания уделялось внешнему виду кавалеристов, нежели их выучке. Многие способные офицеры и генералы попали в опалу...

ДРАГУНЫ! ШАГОМ МАРШ!

(Продолжение. Начало в № 9,10 за 1992 год, М 1 за 1993 год)

И уже русско-турецкая война 1735-1739 гг. показала, что драгуны проигрывали единоборства с легкими подвижными османскими всадниками. Лишь с появлением нового рода кавалерии — гусар — дела пошли на лад. Совместными усилиями легкой и тяжелой конницы одерживались победа за победой.

Российские солдаты нашли оригинальный способ защиты спины от рубящих ударов янычар: в косу, которую по Уставу предписывалось носить, вставляли стальной прут, а голову защищали прежним дедовским методом — вставляли в треуголку металлический обруч.

А на полях Европы тем временем доминировали непобедимые кавалеристы прусского короля Фридриха II. Его драгуны и кирасиры удачно использовали таранный массированный удар тяжелой конницы. Искушенные в ратном деле генералы Зей-длиц и Циттен добивались от них умения управлять конем и держать равнение в шеренгах, действовать как единый отлаженный механизм. По команде пруссаки мгновенно меняли аллюр лошадей, маневрировали и разворачивались на полном скаку, чего не достигли ни в одной другой армии (кроме английской). Указанным достоинствам в немалой степени способствовал и отличный подбор жеребцов для нужд войска — их бесперебойно поставляли конезаводы Берлина, Франкфурта, Мемеля.

Обычно немецкие драгуны атаковали следующим образом: по команде конные шеренги начинали движение шагом, затем переходили на рысь, за 50-60 шагов до противника производили залп из пистолетов, обнажали палаши и разгонялись в галоп. Так сохранялись силы лошадей для решающего удара и последующего преследования. Построение было настолько плотным, что колени всадника касались коленей соседей в шеренге. Случалось, драгуны просто напором своей массы опрокидывали врага и брались за холодное оружие только чтобы добить его, спасающегося бегством.

Если же после атаки приходилось

сталкиваться со свежими силами неприятеля, то кавалеристы снова сплачивались: рассеянные драгуны не представляли серьезной опасности. Сегодняшнему наблюдателю показалось бы, наверное, удивительным видеть, как в 50 шагах друг от друга перестраивались эскадроны двух соперничающих сторон Выигрывал тот, кто оказывался проворнее и проводил атаку достаточными силами первым.

Наши воины сумели позаимствовать у немцев много полезного из их системы, но новый Устав не успели ввести перед Семилетней войной 1756-1763 гг. во все полки. Очень слабой оказалась и подготовка лошадей, так как в России в ту пору не существовало государственных конных заводов. Но российские всадники выигрывали в ином. Берлинские инструкторы, наставляя своих солдат действовать в составе роты или взвода, мало уделяли внимания индивидуальным действиям. В армии же императрицы Елизаветы Петровны все было наоборот. На экзерцициях воинов готовили к схваткам с одиночным противником. Кстати, такой способ тренажа просуществовал до первой мировой войны (исключая эпоху Николая I).

Обучение русских кавалеристов велось известными методами («ТМ», Nq 9 за 1992 год): рубка лозы верхом и в пешем строю, рубка воды с «протягом», вольтижировка с клинком, стрельба. Много упражнялись и в пешем строю. Свои преимущества они продемонстрировали во время так называемой «малой войны» (в конце Семилетней) в Померании. Уже отгремели все крупные сражения, и начались местные схватки с неожиданными партизанскими налетами уцелевших вояк Фридриха на наши обозы. Вот тут и пригодилась школа боев с турками и татарами.

Однако, подводя итог действиям драгунских подразделений в Семилетней войне, надо сказать, что как ударная сила большой роли они не сыграли. Поэтому в 1763 году представительная российская воинская комиссия (в нее вошли заслуженные, отличившиеся в сражениях генералы)

сочла их нецелесообразными и переформировала в новые карабинерские и гарнизонные части для службы на восточных границах империи.

В русско-турецкой войне 1768-1774 гг. драгуны участия не принимали. Лишь в самом ее конце про них вспомнил командующий кавалерией — генерал Г.А.Потемкин. Конники, входившие в состав отряда А.В.Суворова, во время рейда на Тур-тукай, с успехом атаковали крепость, предварительно спешившись. Столь блестяще продемонстрированный универсализм привел к тому, что будущий светлейший князь Таврический воссоздал заново 8 полков.

Следующую войну с турками (1787-1791 гг.) драгуны встретили в новой форме, предложенной Потемкиным в 1786 году. Аналогов ей не существовало ни в одной армии мира! Удобные суконные куртки и шаровары, легкие и прочные каски выгодно отличали рязанских и вологодских парней от союзников-австрийцев, «упакованных» в пышно украшенные тяжелые мундиры. И выучка тоже была на высоте. Так, под Рымником артиллерийские укрепления турок были атакованы в... конном строю. Под сильнейшем огнем османов всадники приблизились на 100 шагов к брустверу. В несколько секунд пересекли обстреливаемое пространство, перескочили через ров и насыпь и врубились в плотные ряды янычар. Пользуясь их замешательством, спешенные драгуны тем временем успели беспрепятственно добежать до места боя. Закипела рукопашная. Ряды противника дрогнули, и, бросая оружие, турки устремились прочь. Усилия визиря Юсуф-паши, вставшего у них на пути с Кораном в руках и пушками заградительного отряда за спиной, оказались тщетными...

Но пиком этой войны стал штурм Измаила, когда драгуны в полной мере показали свои разносторонние качества. Особенно отличился один из старейших полков — Смоленский.

А впереди ветеранов Рымника и Измаила ждал новый, самый серьезный противник — кавалерия республиканской, а затем наполеоновской Франции. Но встретили его бойцы уже при новом государе (и, как водится, в новой униформе). Ведь в 1796 году умерла императрица Екатерина II, и престол перешел к ее сыну Павлу, фанатичному поклоннику прусских военных порядков, прежде уже отвергнутых в России после падения Петра III. И снова все внимание — внешнему облику и строевой подготовке. И, как при Бироне, опытные командиры (питомцы Суворова и Потемкина) подверглись репрессиям...

Рис. автора и Юрия КАШТАНОВА Коллективный консультант — Смоленский клуб исторического фехтования (СКИФ)

64



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?