Техника - молодёжи 1993-05, страница 8




Техника - молодёжи 1993-05, страница 8

ощутимое эволюционное преимущество: процедура копирования требует меньше времени. Быстро появился ТР-45, вступивший в тесную связь с копиями Адама. Тут уж пришлось зашевелиться прадедушке: ТО-80 произвел ТО-79, оказавшийся иммунным к большинству паразитов. Вследствие чего новый вид начал было доминировать на Тьерре (рис. 2), но... эволюция оказалась хитрее, и возник ТР-51, для которого иммунитет хозяина не был помехой. В сущности, все эти «эволюционные трюки» суть проявление конкуренции за жизненное пространство в Бульоне. Однако некоторые создания проявили непредусмотренную способность бороться за компьютерное время (энергию).

Когда паразит, как обычно, прилипает к хозяину, чтобы воспользоваться его процедурой копирования, он может нарваться на гиперпаразита. Последний подменяет собственным кодом код ничего не подозревающего нахала (который и плодит потомков гиперпаразита всю оставшуюся жизнь). То есть сей баловень эволюции ухитряется оставить обширное потомство, как бы и не имея дополнительной энергии (представьте, что сосед по даче переключил на себя вашу электросеть: вы сидите без света, и вы же оплачиваете счет!). Изведя обычных паразитов, гиперпаразиты не прочь сбиться в сообщество, где усердно помогают друг другу саморепродуцироваться; они способны кооперироваться и с другими, структурно сходными с ними организмами. То есть они взаимозависимы,— подчеркивает Рэй.

ДОВЕРЯЙ, НО ПРОВЕРЯЙ! Внутри собственной коммуны гиперпаразиты проявляют просто трогательную доверчивость, и ответ на подобную наивность — появление суперги-перпаразитов... Впрочем, последних называют короче и по существу — жулики. Жулик внедряется в мирное сообщество и крадет энергию, которой обмениваются его члены. Бессмертным он, правда, от этого не делается, но процветает и оставляет множество потомков.

В отличие от жуликов, обкрадывающих нахлебников Тьерры, лжецы обманывают, можно сказать, самого Создателя. Когда Дозатор отпускает организмам время на самокопирование соответственно их размерам, им удается уверить «высшие силы», что они якобы состоят из гораздо большего количества инструкций, чем на самом деле.

А один (особенно одаренный) житель Тьерры неожиданно приобрел привычку то и дело выполнять по три инструкции в один заход — трюк, известный программистам как «раскручивание петли»... Однако на этом

пора бы остановиться и подвести какие-то итоги.

ИМИТАЦИЯ ИЛИ СИНТЕЗ? Итак, суммируем то, что мы узнали о Тьерре. Это мир с ограниченными ресурсами, населенный цифровыми организмами. «Инструкции» организма-программы структурно аналогичны генам. Все население — потомки единственного предка, изначально запрограммированного исключительно на самокопирование. Эволюция запускается мутагенным фактором (внешним и внутренним), время жизни отдельного организма ограничено.

Коренное отличие Тьерры от других систем «искусственной жизни» — в том, что там НЕТ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫХ УСЛОВИЙ. Если имитированные «птицы» или «муравьи» получают от своих создателей специализированные «гены», контролирующие сенсорный вход особи и стратегию ее поведения, то у тьерриан «гены» ничего не предопределяют заранее. Организмам приходится самостоятельно вырабатывать собственный modus vivendi, в результате чего и появляются разновидности с новыми свойствами. «То, что сделано на Тьерре, можно сравнить лишь с экспериментом (если он вообще возможен), в котором определяются лежащие в основе жизни химические процессы, составляется нужный раствор, и туда бросают саморепродуцирующуюся молекулу,— говорит Рэй.— Эволюция от единственного несложного предка, дающего широкое разнообразие форм потомства, чрезвычайно важна. Ни один из этих потомков НЕ БЫЛ ВСТРОЕН в систему. Я утверждаю, что Тьерра — не имитация жизни, как обычно делается в аналогичных системах; Тьерра - это СИНТЕЗ ЖИЗНИ».

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПОЛИГОН.

Один из главных вопросов экологии— каким образом конкуренция структурирует сообщество? — можно решить на Тьерре, где эволюция давала обе возможности: выбывание проигравших и сосуществование. Рэй также проверил в электронной экосистеме «эффект ключевого хищника» — суть его в том, что появление нового хищника, угнетающего доминирующий вид, стимулирует разнообразие. «Эффект паразита» дал те же результаты, но что замечательно — на основе механизма, совершенно отличного от постулируемого теорией. Кстати, на Тьерре можно без ущерба для экосистемы удалять и добавлять сколько угодно обитателей, что делает ее идеальным полигоном для проверки существующих теорий. Эксперимент в земных условиях требует десятилетий — с риском полностью разрушить сложившийся биоценоз.

А в общем, согласилась мировая научная общественность, Рэю удалось показать решение многих спорных и критических вопросов, причем на «очень простой модели». Теперь эволюцию можно прокручивать в лаборатории. Раз за разом... Т-мир наглядно продемонстрировал скептикам, что «случайные изменения» могут продуцировать системы большой сложности.

НАЧАЛО ЕСТЬ, НО НЕТ КОНЦА... В

будущем Тьерры — хищники, многоклеточные организмы, секс... и кое-что еще. К примеру, Рэй намерен ввести в программу «инструкцию смерти». Не для того, разумеется, чтобы несущий ее организм кончал жизнь самоубийством. Если идея сработает, то паразит, в процессе самокопирования по неведению выполнивший смертельный код, никогда более не обеспокоит хозяина!

Что касается эволюции хищников, то ее можно запустить, отказавшись от процедуры Прополки. При перенаселении — когда память системы блокирована — организмам, если они по-прежнему хотят размножаться, придется очищать память, уничтожая конкурентов. Или урывая от них кусок и пожирая чужие инструкции в качестве ценной пищи!

Многоклеточные организмы могут появиться, если материнская клетка сохраняет, в той или иной степени, контроль над дочерними: последние могут эволюционировать таким образом, чтобы выполнять для нее специализированные задачи. Комбинируя многоклеточность с половым размножением (потомок создается двумя родителями, смешивающими свои инструкции), Рэй надеется получить аналог так называемого кембрийского взрыва разнообразия, который на Земле случился около 570 млн. лет назад.

А на горизонте постепенно вырисовывается глобальнейшая из философских проблем: что же, собственно, такое жизнь? Эти создания на Тьерре — они живые? Генетический код... мутации... конкуренция... стремление оставить как можно больше потомства... смерть. Все как на Земле — или на Земле, как на Тьерре? Возможно ли, что законы жизни — это законы саморазвития информации, а материальная реализация не является принципиально важной? Впрочем... Дадим слово самому Создателю: «Я испытываю нечто вроде благоговейного трепета перед собственным компьютерным дивом. Жизнь такая могучая штука, что стоит лишь появиться подходящим условиям — и она тут же начнет развиваться сама».

По материалам журнала «Science News»

6



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?