Техника - молодёжи 1996-03, страница 19




Техника - молодёжи 1996-03, страница 19

БЫЛИ ПОСТРОЕНЫ И ИСПЫТАНЫ

Опыт первой мировой войны показал, что часть орудий большой и особой мощности, в том числе резерва главного командования, должна быть самоходной. В результате появились подобные артсистемы, например английская 18-фунтовая (137 мм) и 220-мм французская. В конце войны британские пушки объединили в экспериментальном дивизионе с новой, отличной от традиционной, штатной структурой. Он прошел проверку в боевых условиях. Тогда же на фронте появились и первые французские крупнокалиберные самоходки, разработанные в 1916 г.

Кроме того, создавались и мобильные зенитные установки на колесном и гусеничном ходу. Так, англичане изготовили 18-фунтовую "противоаэропланную" пушку, предназначавшуюся для стрельбы по воздушным и наземным целям. Однако кратковременный опыт их применения не позволил инженерам и военным придти к окончательным выводам о том, как они должны быть устроены и применяться. Только в 20-е годы в ходе механизации и моторизации армий удалось наметить новые виды артсистем, в том числе буксируемых тракторами и автомобилями, а также самоходных. Последние оказались наиболее подходящими для непосредственного взаимодействия с танковыми и механизированными соединениями. В частности, англичане и американцы пересмотрели и расширили программы развития такой техники, занимались ею и французы, однако не столь

Первая английская самоходная пушка послевоенного поколения появилась в 1926 г. Ее калибр был таким же, как у обычной дивизионной, 83,4 мм, размещалась она открыто, на платформе гусеничного грузовика "Драгой" и была, как и предшественница, универсальной. Масса всей установки достигала 12 т, на ней устроили места для 18 артиллеристов и тонны боеприпасов, максимальная скорость составляла 24 км/ч. Однако отсутствие бронезащиты побудило англичан в следующем году усовершенствовать эту установку, приспособив ее и для борьбы с танками, для чего пушку разместили на вращающейся платформе. В 1929 г. выпустили и третью модификацию, у которой орудие находилось во вращающейся бронебашне, вот только ограниченные углы вертикальной наводки не позволяли вести огонь по аэропланам.

Американцы в тот период обзавелись самоходными 76,2-мм горными гаубицами и 75-мм пушками TI, смонтированными на шасси легкого танка. Первая бронезащиты не имела, зато по высоте не превышала 1,7 м, что делало ее малозаметной и менее уязвимой.

В COOP успешное выполнение программы индустриализации позволило приступить к моторизации и механизации Красной Армии, в том числе и оснащению ее самоходными орудиями, предназначенными для сопровождения пехоты, конницы и танков. Основные направления развития такой техники были сформированы в 1931 — 1937 гг. и в основном сводились к следующему, Огневую и ударную мощь механизированных и бронетанковых частей следует увеличить за счет внедрения самоходных артиллерийских установок на гусеничном ходу, ибо буксируемые орудия обычно отстают от танков, особенно на пересеченной местности. Самоходки должны быть постоянно готовыми к стрельбе, причем перенося огонь на другие цели при повороте всей машины.

Уже в 1931 г. было предложено разместить качающуюся часть 76-мм полковой пушки образца 1927 г. на шасси легкого танка Т-18 (МС-1), однако проделать это удовлетвори

тельным образом не удалось, Но к тому времени появился танк Т-19 с усовершенствованной ходовой частью, и дальнейшие исследования решили продолжать на его базе, В следующем же году попробовали смонтировать полковую систему на шасси автомобиля. Для этого у нее сократили откат с 1000 до 500 мм. Установки, получившие индекс СУ-12, прошли полигонные и войсковые испытания, а небольшая их серия, после устранения обнаружившихся недостатков и дефектов, даже участвовала в маневрах. Однако именно этот опыт и заставил отдать предпочтение самоходкам на гусеничном ходу, обязательной признали бронезащиту экипажа, орудия и двигателя.

В 1932 г. в конструкторском бюро Артиллерийской академии, под руководством профессора Ф.Л.Хлыстова, подготовили проект 152-мм мортиры образца 1931 г., смонтированной на шасси нового среднего танка Т-28. Машина должна была весить 17,6 т, орудие могло бы вести огонь с углами возвышения до 72 градусов, а в горизонтальной плоскости — до 60 градусов. 400-сильный двигатель обеспечивал несколько большую, нежели у танка, скорость 37,5 км/ч. Качающуюся часть мортиры оставили без изменений, все три башни танка сняли, корпус выровняли, впереди поставили бронелист с двумя пулеметами в шаровых гнездах. Саму мортиру закрепили на штыревом станке, вынеся ось цапф назад и устроив поперечную клепаную балку с местом для штыря. Для защиты расчета из трех человек, водителя и двух пулеметчиков на бортах и корме поставили прикрывающие их от пуль и осколков бронелис-ты. Длина самоходки составила 6,5 м, ширина — 2,6 м, высота — 2,4 м. И хотя в серийное производство она так и не пошла, проект пригодился при создании СУ-5 "Малый триплекс", предназначенного для огневой поддержки танковых и кавалерийских подразделений.

"Малый триплекс" представлял собой универсальный лафет с откидными упорами, выполненный на базе легкого танка Т-26. На нем, в зависимости от назначения, размещали либо 76-мм дивизионную пушку образца 1902/1930 гг. со стволом длиной 30 калибров (СУ-5-1), либо 122-мм дивизионную гаубицу образца 1910/1930 гг. (СУ-5-2), либо 152-мм дивизионную мортиру образца 1931 г, (СУ-5-3). Полтора десятка изготовленных СУ-5 выдержали полигонные и войсковые испытания, Позже, в 1935 г., в центре базового Т-26 разместили 76-мм зенитку ЗК, причем в походном положении боевое отделение закрывалось щитами, которые перед стрельбой откидывали в горизонтальное положение.

Еще в 1933 г. взялись за проект "артиллерийского танка" АТ-1. По замыслу авторов, он должен был состоять из 76-мм танковой пушки ПС-3 и упрочненного шасси Т-26, в боекомплект входили унитарные выстрелы пушки образца 1902/1930 гг. Для лучшего обзора заднюю стенку и борта боевого отделения сделали открывающимися. Однако спустя 5 лет работы над АТ-1 прекратили — исключительно из-за ставшей недостаточно мощной ПС-3, но продолжили над более эффективной СУ-7 "Большой триплекс". Кстати, накопленный задел по АТ-1 позже использовали при создании легких танков БТ-7А, оснащенных 76-мм пушкой.

В 1935 г. "для непосредственного сопровождения огнем и гусеницами" механизированных частей выпустили несколько опытных самоходок. В том числе и 76-мм полковую пушку, смонтированную на танкетке Т-27. К сожалению, новые СУ-27 получились слишком малыми и на них не удалось разместить

возимый боекомплект и расчет, а от изрядной нагрузки нередко перегревался двигатель. Пришлось в качестве транспортера применить вторую танкетку, что, как и следовало ожидать, оказалось далеко не лучшим решением — все равно, что везти пулемет по полю боя на одной машине, а пулеметчика с патронами на другой...

Еще в 1923 г. изобретатели Л.В.Курчев-ский и С.А.Изембек подали заявку на созданную ими динамореактивную пушку, представлявшую своего рода один из прототипов нынешних безотказных орудий. Руководство РККА поначалу увлеклось вроде бы перспективной новинкой, и спустя 9 лет на вооружение армии приняли шесть образцов. К ним относились самоходные 76-мм К на шасси той же танкетки. Пушка устанавливалась вне боевого отделения, ее наводили на цель, производили выстрел и перезаряжали с внутреннего пульта управления с помощью автоматического механического привода. Были еще батальонная БПК того же калибра и СПК, устанавливавшиеся на Т-27 и в кузове легкового автомобиля ГАЗ-А, причем последний оснащали легкими, быстросъемными гусеницами. Увы, динамо-реактивные системы оказались отнюдь не универсальными и не столь эффективными, как уверял Курчев-ский, и с 1936 г. работы над ними стали сворачивать, а в следующем году военные опять обратились к классической артиллерии.

Гражданская война в Испании, вооруженные конфликты у озера Хасан и у реки Хал-хин-Гол показали возросшую эффективность средств противотанковой обороны и выявили необходимость пополнения сухопутных войск бронированными самоходками, предназначенными для уничтожения танков и бронеавтомобилей. Уже в 1939 г. в Советском Союзе предприняли попытку изготовить по заказу РККА такой "истребитель танков", использовав баллистику ствола новой 85-мм зенитки, снаряд которой при весе 9,2 кг обладал довольно высокой начальной скоростью в 800 м/с. Однако опытный образец оказался чрезмерно большим, что не позволяло эффективно применять его в боевых порядках стрелковых подразделений. Причиной тому был большой откат, достигавший 950 — 1150 мм, а это помешало выполнить боевое отделение, да и всю машину компактными. Так что и тут дальше экспериментов дело не пошло.

Это и другие вполне объяснимые неудачные конструктивные и технологические решения послужили поводом для того, чтобы военные отнеслись к экспериментальным самоходным артиллерийским установкам с известной прохладцей. Все ограничилось изготовлением и испытаниями опытных образцов, выпущенных в единичных экземплярах или малыми сериями. Работы над ними возобновились только в период второй мировой войны.

Тем не менее отметим, что труды создателей отечественных самоходных орудий вовсе не остались втуне. В частности, именно тогда отработали методы их проектирования на основе серийных артсистем, танков и автомашин, что должно было облегчить массовое производство. Кроме того, советские конструкторы для его удешевления и упрощения стремились к максимальной унификации, что позже опять-таки весьма пригодилось. Кстати, таким же путем шли и многие создатели

>странной боевой техники аналогичного

назна

Василий МАЛИКОВ, ака, Российской академии раь

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 3'9 6



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?