Техника - молодёжи 1997-07, страница 53




Техника - молодёжи 1997-07, страница 53

2. Отреставрированный фасад: вид с Никольской улицы.

ФАЙФ-О-КЛОК В СЕЙФЕ

— Тут уместно вспомнить о залах на 2-м этаже, — продолжал рассказ В.М.Шкураток. — Дело в том, что в Гостином дворе заключен еще один исторический памятник — банк Рябушинского! Он занимает часть 2— 4-го этажей вдоль Хрустального переулка. Его залы так и останутся залами, они законсервированы и перестройке не подлежат, поскольку составляют единый художественный ансамбль: архитектура, живопись, рисунок. Около стен с незапамятных времен стоят сейфы...

— И по сей день работают?

— Они давно утратили первоначальную функцию и служат просто пристенными шкафами. Но на первом этаже есть настоящее денежное хранилище — ме аллический сейф. Вот он действует — можете пойти посмотреть.

— Ну, как туда пройдешь, раз он действует...

— Да нет, там денег нет! — радостно поче-му-то ответил Шкураток. — В нем строители сидят Разочарованы? Зато к осмотру препятствий никаких!

И мы отправляемся на экскурсию в сейф Рябушинского — из кабинета Виктора Михаиловича на 4-м этаже добираемся до аб-

3. В этом «курятнике» на внутреннем дворе некогда располагался секретный объект (нам не удвлось выяснить какого именно назначения), а за ним стоял домик с мощной воздуходувкой. Теперь ее демонтировали. Куда же она гнала воздух? Трасс, метро несколько в стороне — значит...

4. ...значит, наверное, сюда? Лазая по подвалам Гэстиного двора, мы неожиданно наткнулись на небольшой заброшен ыи бункер (на ловца и зверь бежит). Кто были его хозяева?..

солютн# темной лестницы, по которой с час назад кое-как поднялись (в тот день в здании отключили электричество — надеемся, не по случаю наше о визита ..). Справа от лестничной площадки — выход на балкон одного" из банковских залов, слабо освещенный через очень красивое и огромное, но далекое полукруглое окно под потолком.

Наконец, всласть начертыхавшись, невольно ощупав с десяток проектировщиков и проектировщиц, израсходовав половину горючего в зажигалке без особого толку, — достигаем 2-го этажа и входим в зал... нет, в ЗАЛУ. Несмотря на полумрак, жизнь в ней кипит: снуют с деловым видом строители и инженеры, из угла доносятся глухие голоса — там идет летучее производственное совещание. Вдоль стен — экс-сейфы, похожие на личные бельевые шкафчики в пионерлагере...

Покинув залу, оказываемся у подножия торжественной мраморной лестницы — только ковров не хватает да деликатно шумящих дам и господ в дорогостоящих костюмах. Спустившись на первый этаж, пробираемся за провожатым по затейливому лабиринту коридоров. За чудовищной дверью, которой позавидует дирекция любого спецбункера, — небольшая темная комната а в ней — на железных опорах, в метре-по-лутора от пола — металлический ящик размером с «КамАЗ». Короткая лестница ведет

5. Внизу — Неглинка. Глубина колодца саженей (17 м), диаметр 5,5 м.

8

к небрежно приоткрытой дверце, изнутри доносится невнятное шушуканье. Заглядываем — и убеждаемся в справедливости слов Виктора Михайловича: денег не видать, возле стены простенький стол, и за ним народ сидит — чаевничает. Стоять над душой у беседующих нам показалось неудобно, и, бегло восхитившись роскошеством габаритов сейфа, мы удалились.

Потом осмотрели отреставрированную часть Гостиного двора вдоль Варварки. Старинный дизайн воспроизведен столь правдиво, что действительно кажется старинным — по уверениям Шкуратка, даже краска на стенах идентична прежней. Готовые и заблаговременно арендованные помещения ждут хозяев, кое-кто из них уже помаленьку завозит оборудование...

— В первую очередь, — пояснил Виктор Михайлович,— мы сдали общественные площади — то есть галереи и места общего пользования. Как видите, полы выложены гранитом или керамической плиткой, потолки побелены, стены оштукатурены и выкрашены. Остальное будем доделывать под конкретных заказчиков. Поначалу вообще выдвигали идею отдать здание им на откуп Но мы воспро ивились: памятник все-таки. Поэтому арендаторской фантазии очень уж разгуляться не дадим: все интерьеры будут выполнены в духе архите туры Гостиного двора под жестким контролем реставраторов.

...Вернувшись в кабинет, продолжаем беседу. Речь зашла о внутреннем дворе, который мы только что пересекли. По проекту ему отведена особая роль.

ОБЕЛИТЬ ЧЕРНЫЙ ДВОР!

— Когда-то, — рассказывает С.Б.Ткачен-ко,— на его территории располагались всякие амбары, склады, стояли подводы, лошадей кормили овсом, — словом, задворки. Теперь мы как бы выворачиваем объект наизнанку — дёлаем бывший «черный» двор центром композиции. Его пространство станет многофункциональнь м — за счет применения сборно-разборных модульных конструкций (о них см. в нашей статье «Крипто-поль на Манежной», «ТМ», № 11 за 1995 г. — В.Е., Ф.А.). Кроме торговли, там можно будет устроить все, что в голову взбредет: бассейн, каток, провести новогоднюю елку, кубок Кремля по теннису и т.д. и т.п.

Чтобы временные сооружения не портили памятник, мы забетонируем центральную часть, выложим гранитом пристенную полосу метров 10 шириной и установим наверху светопрозрачное покрытие. В центре расположатся модульные конструкции, и пусть арендаторы поверх бетона кладут что хотят: паркет, керамическую плитку, ковры. Гранитная же пристенная зона останется свободной от палаток — будь они даже очень красивы, неважно, мы хотим сохранить исторические визуальные связи Гостиного двора как архитектурного сооружения и избежать загромождения его внутреннего пространства.

— Ну, а крыша стеклянная — вообще беспрецедентная вещь, продолжает Ткачен-ко.— Представляете — получится крытый двор, сопоставимый по площади с Сан-



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?