Техника - молодёжи 1999-04, страница 35

Техника - молодёжи 1999-04, страница 35

Если родиной танка большинство исследователей считает Англию, то самоходных артиллерийских установок, которые появились одновременно с ними, в 1916 г., — Францию. Те и другие предназначались для прорыва немецких полевых укреплений. Видно, поэтому французы назвали свои бронированные гусеничные боевые машины не танками, а «штурмовыми артиллерийскими тракторами». Ими были 12,5-тонный «Шней-дер», вооруженный короткоствольной 75-мм пушкой и двумя 7,62-мм пулеметами, и 22-тонный «Сен-Шамон» с полевой пушкой того же калибра и 4 пулеметами. Броня, толщиной 11 — 17 мм, защищала экипажи от пуль и осколков. Поскольку противотанковой артиллерии еще не было, это находили вполне достаточным.

В 20 — 30-е гг. англичане проектировали самоходные орудия легкими и подвижными, рассчитанными на боевые действия и в колониях, где мятежные туземцы могли противопоставить им только винтовки и пулеметы. Французы же готовились к войне с Германией, и в 1929 — 1936 гг. возвели на границах с Бельгией, Люксембургом и Германией мощную оборонительную «линию Мажино». Самоходкам предстояло поддерживать пехоту в качестве мобильных огневых точек, они были хорошо бронированными, но и тяжелыми и тихоходными, спроектированными для условий позиционной войны. Уверенность французских стратегов, что она будет именно такой, не поколебала и германо-польская кампания 1939 г. Причиной быстрого разгрома Польши они посчитали только ее общую неподготовленность к боевым действиям, а не маневренный характер операций. Недооценка новой тактики вермахта стала одной из причин поражения Франции летом 1940 г.

После Второй мировой войны французы пересмотрели прежние взгляды на роль танковых и механизированных соединений и даже пришли к выводу, что «трудно представить препятствие, которое помешало бы перевести всю артиллерию на самоходные базы». До последнего, правда, дело не дошло.

В качестве ходовой части для первых послевоенных самоходок решили использовать шасси удачного легкого, 13-тонного танка АМХ-13 «Тюренн», который разрабатывали на фирме «Крезо-Луар» с 1946 г. и спустя 5 лет приняли на вооружение. Затем на его основе создали два десятка различных боевых и вспомогательных машин, которые поставлялись в три десятка стран. В том числе самоходные орудия.

Так, в 1952 г. появилась самоходка АМХ-105А. У нее вместо оригинальной «качающейся» башни, ближе к корме, разместили неподвижную рубку, а в ней 105-мм гаубицу. Такая компоновка особенно выгодна для длинноствольных артсистем, ибо почти не увеличивается общая длина машины — ствол не выступает вперед, облегчается погрузка боекомплекта через люк в задней стенке, открывается возможность повысить углы наведения по вертикали. На рубке установили зенитный пулемет калибром 7,62 мм. АМХ-105А экспортировалась, например, в Израиль, Марокко и Нидерланды.

Однако опыт Корейской войны показал, что самоходки нуждаются в более сильном бронировании и орудиях с круговым обстрелом. К 1965 г. создали модернизированную АМХ-105В, которую было можно применять и в качестве противотанковой. На ней 105-мм гаубица Мк.61 находилась во вращающейся башне. Мк.61 оборудовали ство-лом-моноблоком, дульным тормозом, полуавтоматическим клиновым затвором, обеспечивавшим скорострельность в 8 выстрелов в минуту, гидропневматическим противооткатным устройством. Механизмы на

ПОЛОМКИ «ЧЕРТОВОЙ ДЮЖИНЫ))

ведения секторного типа придавали стволу углы возвышения до 65 град., горизонтальный же обстрел был круговым.

В возимый боекомплект входило 37 выстрелов с осколочно-фугасными и кумулятивными снарядами весом по 16 кг и начальной скоростью 670 м/с. Для зенитного пулемета имелось 1500 патронов.

В передней части корпуса стоял 8-цилиндровый, карбюраторный двигатель. Механическую коробку перемены передач и двойной дифференциал смонтировали поперек корпуса. Подвеска — индивидуальная, торсионная. Эти машины охотно закупали страны Ближнего и Среднего Востока и Латинской Америки.

Почти одновременно французы создали самоходную установку АМХ-155 с пушкой калибром 155 мм, оборудованной эффективным двухкамерным дульным тормозом, клиновым затвором, позволяющим расчету делать в минуту 4 выстрела, гидропневматическим противооткатным устройством и пневматическим уравновешивающим механизмом. Углы горизонтального наведения пушки составляли по 15 град, на борт, возвышения ствола — 30 град.

Возимый боезапас насчитывал 30 выстрелов раздельно-гильзового заряжания. Их осколочно-фугасные, в том числе активно-реактивные, осветительные и дымовые — для постановки маскирующих завес, — снаряды весом по 43,7 кг обладали начальной скоростью 726 м/с и могли поражать цели на дистанции 21,6 тыс.м (активно-реактивные — на 25,3 тыс.м).

У модели F. 1 пушка находилась во вращающейся бронебашне со скошенным передним листом. На F.3, появившейся в 1966 г., бронированием пожертвовали, и орудие установили открыто, тоже близ кормы машины.

В ходовой части количество опорных катков довели до 5 на борт.

Еще до Второй мировой войны во Франции разрабатывали и создавали скоростные и маневренные бронемашины и транспортеры на гусеничном и колесном ходу. Их продолжали производить и после 1945 г. В частности, на базе того же АМХ-13 изготовили боевую машину пехоты АМХ-10R, и в 1973 г. приняли на вооружение. Ее сварной корпус выполнили из алюминиевого сплава, защищавшего экипаж от пуль и осколков, без бортовых амбразур, через которые обычно ведут огонь из личного оружия десантники. Многотопливный дизель и гидромеханическую трансмиссию объединили, для удобства обслуживания, в блок. В ходовой части, как и у прототипа, было по 5 опорных катков на борт.

На одной модификации во вращающейся, 2-местной бронебашне была установлена спаренная с 7,62-мм пулеметом 20-мм автоматическая пушка М-693 с боекомплектом в 760 осколочно-фугасных и бронебойных снарядов, которыми можно было вести огонь с темпом 700 выстрелов в минуту на дистанции до 1500 м. Углы вертикального наведения пушки составляли от минус 8 до плюс 56 град., а система двойного боепитания позволяла расчету при стрельбе менять вид боеприпасов в зависимости от цели.

На основе АМХ-10R, для поддержки пехоты на поле боя и борьбы с вражеской бронетанковой техникой, разработали 6-колес-ную бронированную разведывательную машину AMX-10RC. В ее башне, кругового вращения, поставили спаренную с 7,62-мм пулеметом гладкоствольную полуавтоматическую пушку МЕСА — под солидные для машин подобного класса 105-мм боеприпасы. Ее ствол-моноблок длиной 48 калибров был оснащен защитным кожухом и двухкамерным дульным тормозом.

В боекомплекте насчитывалось 39 выстрелов с осколочно-фугасными снарядами весом 14,9 кг и начальной скоростью 670 м/с, кумулятивными (соответственно 13,3 кг и 480 м/с) и бронебойными (15,2 кг и 650 м/с). Последние на дистанции 2 тыс.м легко пробивали тройную НАТОвскую мишень, имитирующую танковую бронезащиту.

Система управления огнем СОТАС состояла из лазерного дальномера, электронного баллистического вычислителя, телескопического прицела М-504, объединенного с электронным узлом автомата для ввода данных при корректировке стрельбы с темпом до 8 выстрелов в минуту.

В темное время суток, в туман и при недостаточной освещенности командир машины и наводчик пользовались телевизионным прибором ночного видения, чья «картинка» прое-цировалась на их экраны, и инфракрасным прицелом.

На бортах башни крепили 2-стволь-ные гранатометы, предназначенные для постановки дымовых завес.

Моторно-трансмиссионное отделение с многотопливным дизелем «Испано-Сьюиза» в блоке с гидромеханической трансмиссией (4 передачи вперед, 1 назад) размещали впереди справа. Подвеску выполнили торсионной, с гидравлическими амортизаторами. Заодно внедрили и регулируемую подвеску, позволяющую изменять клиренс от 210 до 600 мм.

При действиях на местности, зараженной отравляющими или радиоактивными веществами, внутри машины, фильтро-вентиляционной установкой, поднимали давление, чтобы в нее не попадала пыль.

...Еще в 1959 г. специалисты компании «Па-нар» создали колесный бронеавтомобиль марки 245, который позже выпускался в нескольких вариантах. К ним относился и AML-90 с расположенной в башне пушкой Д-921 калибром 90 мм. Из нее вели огонь оперенными кумулятивными снарядами по бронированным объектам на дистанции до 1500 м.

А на машине AML-60 место пушки заняла 60-мм мортира, предназначенная для стрельбы прямой наводкой по открытым целям с расстояния до 300 м или по навесной траектории — до 1700 м.

Кроме того, на обеих машинах, которые с полным правом можно отнести к самоходным артиллерийским установкам, имелись два спаренных с пушкой и зенитный 7,62-мм пулеметы.

Башни и корпусы «панарских» изделий изготавливались из брони дифференцированной толщины 8 — 12 мм, в кормовой части находился 4-цилиндровый, бензиновый двигатель воздушного охлаждения мощностью 90 л.с., сообщавший машинам скорость до 100 км/ч. Подвеска колес была независимой, причем все выполнили ведущими, а передние — еще и управляемыми.

Французские конструкторы по заказам вооруженных сил, а также в инициативном порядке, разработали и выпустили немало настолько удачных боевых машин разного назначения, что их охотно приобретали для своих армий не только развивающиеся, но и страны с собственной высоко развитой военной промышленностью. Это относится и к самоходным артиллерийским установкам. А они, надо сказать, неплохо зарекомендовали себя в ряде вооруженных конфликтов 60 — 80-х гг. Разумеется, опыт их боевого применения французские инженеры учли и, наверняка, применят при проектировании боевых машин следующего поколения. ■

ВАСИЛИЙ МАЛИКОВ, академик Российской академии ракетных и артиллерийских наук

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 4 9 9

33

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?