Техника - молодёжи 2001-02, страница 24

Техника - молодёжи 2001-02, страница 24

м и

ФЫ XX ВЕКА

Пожалуй, на свете нет даже самых храбрых людей, не испытывающих безотчетных страхов — так называемых фобий. Одни панически боятся высоты, другие — замкнутого (или, наоборот, открытого) пространства, третьи — темноты, четвертые — змей или пауков...

Все подобные фобии — врожденные и носят строго индивидуальный характер. Но сейчас стали наблюдаться случаи коллективных фобий, когда в массовом сознании (а порой в подсознании) возникает страх перед теми или иными достижениями научно-технического прогресса. Иногда такие страхи носят явно клинический характер — как, например, убеждение некоторых людей в том, что их поведением кто-то управляет с помощью особых излучений (раньше такой способностью наделяли нечастую силу, а теперь — спецслужбы). Всеобщий страх перед радиацией, радиофобию, породила авария на Чернобыльской АЭС. Нагнетаются ужасы, связанные с созданием трансгенных растений, клонированием животных и даже человека. Всеобщий страх порождают сообщения о глобальном потеплении климата, о грядущем исчезновении озонового слоя и даже близком конце света в результате столкновения нашей планеты с гигантским астероидом...

У всех подобных опасений есть, конечно, определенные основания. Но, как говорится: волков бояться — в лес не ходить...

В этом смысле поучительна история массового психоза, возникшего в нашей стране около 20 лет назад и теперь уже изрядно подзабытого. Люди старшего поколения помнят, что в начале 80-х знаменитая вареная колбаса «по два двадцать», несмотря на свой омерзительный вкус, не залеживалась на прилавках из-за всеобщего дефицита любой мясной еды (хотя мяса в ней было кот наплакал, и что только в нее не намешивали!). Тем не менее, «москвичи и гости столицы» закупали ее десятками килограммов и развозили по всей стране.

Но вдруг этот вожделенный продукт, о котором сейчас с тоской вспоминают пенсионеры, приобрел неприятную способность быстро зеленеть. Народ взволновался — уж не тухлятиной ли его стали кормить, как матросов с броненосца «Потемкин»? Последовало официальное разъяснение: в колбасу перестали добавлять нитрит и нитрат натрия, сообщающие мясным продуктам приятный розовый цвет, так как эти вещества очень ядовиты. А без таких добавок, предотвращающих окисление, быстро зеленеет даже наисвежайшая и наилучшая колбаса.

Нитрит натрия (равно как и калия) действительно ядовит: он парализует деятельность кровеносной системы и, самое главное, превращает гемоглобин крови в так называемый метгемоглобин, не способный переносить кислород. При отравлении нитритами (что иногда случалось на предприятиях, работники которых постоянно имели дело с большими количествами этих веществ) человек испытывает головокружение, сла

бость, головные боли и может потерять сознание.

Конечно, нитриты не столь ядовиты, как, скажем, цианиды, но в больших разовых дозах, порядка нескольких грамм, способны приводить к острому заболеванию и даже к мучительной смерти. А нитраты вредны потому, что в организме человека превращаются в нитриты.

От вкусной доброкачественной вареной (мясной!) колбасы с малыми добавками нитритов и нитратов никто никогда и нигде не болел и, тем более, не умирал; никто не болеет и не умирает и сейчас от колбас, переставших зеленеть. Но в 80-е годы известие о вреде нитратов вызвало всеобщую панику. Ведь тогда на поля стали вносить огромные количества удобрений, пытаясь повысить урожайность и компенсировать таким способом неэффективность колхозно-совхозной системы: коль скоро в дозах 60 — 90 кг/га нитраты позволяют удвоить урожай, так почему бы его не учетверить, внося удобрения в дозах 120 — 190 кг/га? С затратами тогда никто не считался, а по производству минеральных удобрений СССР вышел на первое место в мире.

Но арифметика сельского хозяйства — не таблица умножения, где дважды два всегда четыре. Огромные дозы нитратов не давали ожидаемого эффекта, но эти вещества, конечно, не могли полностью усваиваться растениями и накапливались в повышенных концентрациях в картофеле, капусте, огурцах и других овощах.

А насколько действительно велика была нитратная (вернее, нитритная) опасность? Как ни странно, точно этого не знали даже сами разработчики санитарно-гигиенических норм. В разных документах они приводили различные цифры допустимого содержания нитратов в различных овощах — от 50 до 400 мг/кг. Лукавство этих цифр усугублялось тем, что никому не было известно, сколько овощей съедает в один присест среднестатистический гражданин нашей страны. Может ли он сразу умять, скажем, десять кило картошки или капусты, получив опасную дозу нитратов? Почему-то никто не подумал и о том, что дефицитной, но зловредной вареной колбасы «по два двадцать» никто зараз не съедал более двухсот граммов... Так что, скорее всего, антинитратная кампания преследовала прозаическую цель: граждане, ешьте поменьше!

Но у страха глаза велики. На рынках продавцы овощей стали расхваливать свой товар, утверждая, будто вообще не пользуются минеральными удобрениями. Появились какие-то бумажки вроде лакмусовых, якобы позволяющие проверять овощи на содержание нитратов. Подчас это приводило к серьезным конфликтам между продавцами и покупателями. Так, рассказывают, будто однажды в Москве, на Преображенском рынке, какой-то мужик ходил с такими бумажками по овощным рядам, дабы купить три кило безнитратного картофеля.

У СТРАХА

ВЕЛИКИ

Все закончилось тем, что продавцы крепко его побили за подрыв коммерции

Сейчас ни один нормальный фермер не вносит в почву сверхдозы дорогих минеральных удобрений (кои, к тому же, производятся в гораздо меньших количествах, чем при советской власти), а то и вовсе без них обходится. Но до сих пор, продавая свой товар, по старой привычке утверждает, будто в его овощах вообще нет нитратов. Правда ли это?

Конечно же, нет. Дело в том, что в плодородной почве всегда содержатся нитраты, даже если в нее вносить только навоз. Или вообще ничем не удобрять.

Еще на школьных уроках химии изучают явление, называемое круговоротом азота в природе. Белковые вещества, содержащиеся не только в навозе, но и в обычной почвенной органике, разлагаются, давая аммиак, а последний окисляется до азотной кислоты, прародительницы нитратов. Азотная кислота выпадает на землю и при грозовых дождях — это еще один источник нитратов. Часть нитратов распадается и вновь возвращается в атмосферу в виде азота, а часть усваивается растениями, но, конечно, не на 100%. Такие «нормальные» нитратсодержащие овощи мы едим до сих пор и, слава Богу, от них не болеем и не умираем. Как не болеем и не умираем от нитритов, которые сейчас вновь стали добавлять в мясные продукты, и не снившиеся нам 20 лет назад.

А вот вопрос, как говорится, на засыпку. Попробуйте-ка сейчас пойти на рынок с дозиметром для того, чтобы найти совершенно не радиоактивный картофель. Может быть, теперь вас и не из-метелят, но что вытолкают с рынка взашей — это уж точно, хотя радиационный фон никогда не был и не может стать равным нулю. Более того, считается, что в определенных пределах он даже полезен (согласно одной из гипотез, обезьяна стала человеком именно благодаря повышенной радиации в одном из районов Африки, где работал «природный» ядерный реактор). Конечно, из этого не следует, что полезно жить в районе Припяти Но ведь и голову терять не следует!

Нынешняя паника, порожденная успехами генной инженерии, представляет собой одну из новых разновидностей массового психоза, одну из новоявленных фобий. Ничего не скажешь — отда

6 Техника-молодежи Ns 2

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 2 2001

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?