Техника - молодёжи 2003-12, страница 37

Техника - молодёжи 2003-12, страница 37

лодки проектов 671РТМК, 945, 971 (теоретически можно и все остальные, но... торпедные аппараты все-таки нуждаются в переделке — ведь с лежащих в них ракет нужно снимать телеметрию, а на них «сливать» программу полета; впрочем, во все мире на подводных лодках под управляемые торпеды и крылатые ракеты переоборудуют не более 2 — 4 торпедных аппаратов).

Внешне «Гранат» больше похож на торпеду: тупой каплевидный нос, складывающееся крестообразное оперение, сбрасываемый твердотопливный ускоритель, размещенный тандемно. Мало того! Форма корпуса ракеты не нарушается даже воздухозаборником: если у американского «Томагавка» он выдвижной, то у свердловской машины он просто не выходит за диаметр корпуса!

Напомню, что американцы сделали на базе морского «Томагавка» и комплекс наземного базирования, его разместили в Западной Европе. Прямым ответом стал «Рельеф». Эксплуатационные качества советского образца существенно превосходили потенциального противника, и, кстати, — в отличие от США, нашей стране такое оружие действительно нужно (заслуживающих внимания наземных противников у США на континенте нет, в Евразии ситуация иная). Однако «Рельеф» стал разменной монетой политических игр и был уничтожен по договору 1988 г., запретившему создание крылатых ракет класса «земля-земля» большой дальности.

«Гранат» прямо-таки напрашивается в качестве «главного калибра» ВСЕХ подводных лодок — в конце концов, «супостат» ведь так и сделал. Но, помимо наземных целей и подлодок противника, предметом охоты наших субмарин были и остаются крупные боевые корабли, главным образом — авианосцы, имеющие как очень неплохую конструктивную защиту, так и мощную противовоздушную и противолодочную оборону. Поэтому на базе «Граната» уральцы задумали НЕЧТО...

В 1990-х гг. в дополнение к разведывательно-ударному противокорабельному комплексу «Гранит», на вооружение предполагалось принять крылатую ракету «Альфа». Характеристики «Гранита» выбирались исходя из предположения, что его носитель не сможет подойти к авианосцу на малую дистанцию. Поэтому эти ракеты имеют дальность пуска более 600 км, скорость полета больше 3 «Махов» и внешнее (с самолета или спутника) целеуказание, причем координаты цели поступают на них уже в полете.

Однако выяснилось, что, с одной стороны, наши субмарины не так плохи, как многие считают, с другой — противолодочные возможности американцев далеко не так абсолютны, как им кажется, и выход нашего подводного атомохода (и не только атомохода) на дистанцию менее 200 км от авианосца вполне возможен — а тут уже работает гидроакустический комплекс лодки, и спутниковое наведение не нужно.

Разумеется, НПО машиностроения не собиралось терять рынок, и в Реутове создали «Оникс», куда более известный под экспортным названием «Яхонт». Замечательная во всех отношениях ракета, наконец принятая на вооружение нашего ВМФ в 2002 г., имеет только один недостаток: в стандартный, 533-мм торпедный аппарат она не влезает. «НПО-машевцы» начали разработку следующей машины, уже прямо под названием «Альфа», но настал 1991-й...

Все это время в Свердловске делали свой вариант «Альфы». За основу взяли тот же «Гранат». В новой ракете ЗМ54Э сохранились габариты, крыло, оперение, стартовый и маршевый двигатели, часть системы управления, часть корпуса... В 5—6 раз уменьшилась дальность, зато появилась боевая ступень — впрочем, тоже созданная не с нуля: за основу, как и в КС-172, взяли маршевую ступень зенитной ракеты 9М82, корпус которой переделали из конического в цилиндрический.

Представим: с дистанции около 200 км производится пуск. Ракета выходит из торпедного аппарата, пороховой стартовый ускоритель разгоняет ее до той скорости, на которой начинают работать рули и можно запустить двигатель, затем она спокойно летит низко над водой со скоростью 800—900 км/ч до того момента, когда до корабля-цели остается километров 20. Здесь из корпуса ракеты буквально «выламывается» твердотопливная маршевая ступень и устремляется в борт цели на высоте не более 10 м от воды и со скоростью уже около 3000 км/ч! Системам ближнего рубежа ПРО корабля на обнаружение угрозы и реакцию остается полминуты...

Для поражения менее защищенных объектов «новаторцы» создали ракету ЗМ54Э1 — уже обычную, без сверхзвуковой боевой ступени, но с БЧ не в 200, а в 400 кг. Такая же машина, предназначенная для поражения наземных целей, называется ЗМ14Э. Все три изделия могут запускаться как из торпедных аппаратов, так и из универсальных вертикальных пусковых установок.

Только вот ведь — создан прекрасный ракетный комплекс, о котором наши моряки мечтали, по крайней мере, четверть века. Он существует не в виде чертежей и макетов — он выпускается серийно! И ставится на корабли, но... индийского флота (отсюда буква «Э» — «экспортный» в названии). У «рассей-ского» денег на него нет.

ГАРПУН. Нет, в данном случае это не название: к названному именно так ракетному комплексу береговой обороны ОКБ «Новатор» отношения не имеет. Речь идет о ракетах противолодочных.

Их появлению способствовали два фактора: рост скорости подводных лодок и... рост мощи противолодочного оружия. Первое привело к тому, что лодка просто не подпускает надводный корабль на дистанцию применения глубинных бомб. А мощь ядерного оружия

такова, что глубинная бомба уничтожит не только цель — подлодку, но и атакующий ее надводный корабль! Торпеды не решали проблемы, т.к. их скорость на большой дистанции не превышает скорости субмарин, и лодка, прекрасно слыша их, легко может уклониться (а то и оторваться по скорости).

Первыми проблему поставили и решили американцы, создав противолодочные ракеты для надводных (ASROK) и подводных (SUBROK) кораблей. Но нам такое оружие было нужнее: американский атомный подводный флот тогда значительно превосходил наш..

Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 13 октября 1960 г. разработка ракетного противолодочного комплекса подводного старта РПК-2 «Въюга» поручалась ОКБ-9 Уралмашзавода (тоже артиллерийскому), возглавлявшемуся Ф.Ф. Петровым. Однако еще до начала летных испытаний, в 1964 г., эта работа была передана в ОКБ-8, Л.В. Люльеву. Летные испытания раке-тоторпеды шли с февраля 1965 по май

1967 г., а госиспытания — в мае — июле

1968 г. В августе следующего года РПК-2 с ракетой 81Р приняли на вооружение атомных подводных лодок проектов 705, 671 и их модификаций.

В принципе, ракета не представляла чего-то необычного: баллистическая, управляемая, на не очень — даже по тем временам — большую дальность (до 40 км). Однако три неотъемлемых качества делали новое изделие совершенно необычным и очень сложным.

Во-первых, подводный запуск. Причем, в отличие от уже существующих баллистических или крылатых ракет, ракетоторпеда выстреливается из ПЛ горизонтально, после чего в воде разворачивается на стартовый угол. Во-вторых, ракето-торпеда выпускается из обычного торпедного аппарата (доработка, как уже сказано, сводится к установке специальных разъемов для передачи полетного задания и съема предстартовой телеметрии). Это значит, что внешние габариты заданы жестко, и ни при каких условиях изменены быть не могут. В-третьих, ракетоторпеда должна долгие недели, а то и месяцы, храниться в торпедном отсеке подводной лодки, в условиях высокой влажности, меняющихся давления и температуры, переменных электрических и электромагнитных полей (что, в частности, требует многократной защиты от несанкционированного пуска ракетного двигателя).

Потом в «Новаторе» создали ракето-торпеды 2-го поколения, 650-мм «Ветер» (им вооружили атомоходы проектов 945 и 949) и 533-мм «Водопад». Если «Вьюга» создавалась только в «ядерном» варианте, то новые ракеты могли нести малогабаритные самонаводящиеся противолодочные торпеды. Наконец, сегодня уральцы поставляют (к сожалению, пока только на экспорт...) противолодочные ракето-тор-педы 91Р уже 3-го поколения, для вооружения как подводных лодок, так и надводных кораблей. ■

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 1 2*2 0 0 3

35

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?