Техника - молодёжи 2004-05, страница 22




Техника - молодёжи 2004-05, страница 22

Прижизненный портрет 15-летнего Эвариста Галуа

1824 г. сделал энергичный верноподданнический жест: учеников, которые в день Карла Великого хранили враждебное молчание при произнесении традиционного тоста, он исключил из лицея — все 40 человек, присутствовавших на банкете. Для Эвариста Галуа, ученика начинающего и потому на банкет не приглашенного, это происшествие стало первым жизненным уроком, первым примером беззастенчивого подавления свободоволия. Оттого последующая жизнь Эвариста Галуа пройдет под флагом антироялизма. «До последнего дня, — говорит П. Дюпюи, — он оставался выучеником лицея Луи-ле-Гран 1824 года». И позже это скажется.

А пока — учеба.

Фраза «в возрасте 15 лет Эварист Галуа открыл для себя математику», переходящая без изменений из одной биографии Галуа в другую, совершенно справедлива. И первой прочитанной им книгой по математике стала монография А. Лежандра «Элементы геометрии», написанная в стиле рассуждений Евклида. Язык Лежандра, демонстрирующий искусство математического мышления, воссоздающий дух научного поиска, захватил воображение Эвариста. «Его мозг горел новым пламенем», — комментировал польский писатель и математик Леопольд Инфельд. Потом он прочитал труды Ж. Лагранжа «Решение численных уравнений», «Теорию аналитических функций» и «Лекции по теории функций», которые, собственно, и обусловили старт будущего феномена Галуа.

Феномена редчайшего, уникального. Посудите, до 15 лет практически не знать области, в которой к 21 году он станет гением. С другой стороны, на математическую стезю Эвариста увлекла книга «Элементы геометрии». А кем он стал? — Выдающимся алгебраистом. Отчего же не геометром?

Интересно, кстати, как он учился.

Не лежала, похоже, его душа ни к физике, ни к химии, ибо от комментариев Тиея, преподававшего в Луи-ле-Гран эти предметы, от триместра к триместру веет унылым однообразием: «Рассеянный, работа слабая». Известна, впрочем, закономерность: у талантливого подростка к 15 годам начинает срабатывать «эффект отторжения», а именно — творческие проявления собственного развивающегося интеллекта и навязываемое извне мировоззрение принимаются энергично отталкиваться друг от друга. Поведение Эвариста Галуа прекрасно вписывается в эту схему. Вот отзывы о нем педагогов Луи-ле-Гран всего за один год:

I триместр: «Очень мягок и кажется исполненным невинности и хороших качеств... Им больше руководит честолюбие выдвинуться, чем желание хорошо исполнять задания...».

II триместр: «Хорошо исполняет большинство своих работ, а некоторые из них — с жаром и охотой; легко падает духом, когда предмет ему не нравится, и

Если мсье Гиньо и преувеличил, то, похоже, не намного. Вот факты. Мать Эвариста, как отмечалось, была его первым учителем. Однако в своих письмах юноша ни разу о ней не вспоминает. «Отец для меня — все», — эти слова Галуа передает Франсуа Распай, бывший его сокамерник по тюрьме Сент-Пела-жи, а впоследствии видный политический деятель Франции. Тем не менее после исключения из Подготовительной школы Эварист поселяется не где-ни-будь, а в парижской квартире своей матери, и через несколько дней мать уходит — молодой Галуа оказался очень неуживчивым человеком.

«Галуа обладал плохо скрытым презрением ко всякому, кто сразу и охотно не преклонялся перед его превосходством, — замечает П. Дюпюи. — Если он составлял себе предвзятое мнение, его нельзя было переубедить». И далее: «Он находил как бы болезненное удовольствие в унижении и опорочении противоположного мнения и не шел ни на какие уступки». Но мудрость гласит: посеешь характер — пожнешь судьбу.

С середины 1830 г. Эварист Галуа — в гуще политических событий. Он вступает в Общество друзей народа, объединившем республиканцев, которые возмущались антинародной политикой «буржуазного короля» Луи-Филиппа. Он участвует в собраниях, иногда произносит недлинные речи. И вот наступает 9 мая 1831 г. В тот день 16 патриотам был вынесен оправдательный приговор, а вечером по этому поводу состоялся банкет, на котором в числе почти двух

тогда он пренебрегает работой... Личные качества трудно определить... Он не зол, но фрондер...».

Ill триместр: «Занимается предметами своего класса лишь из боязни наказания. Наиболее часто выполняет лишь первую половину своих заданий либо выполняет их небрежно и наскоро... Оригинальность, часто аффектированная, странности характера отдаляют его от товарищей...».

Неверно, однако, утверждать, будто преподаватели Луи-ле-Гран оказались людьми близорукими и необъективными. Это не так. Из их отчетов за различные триместры: «Способности у него очень выдающиеся...», «Его способности изумительны...»; а Вернье, преподаватель математики в младших классах, отметил: «Успехи были бы значительнее, если бы этот ученик работал с большей системой».

Была у Галуа и поддержка. Луи Поль Эмиль Ришар, преподававший математику в старших классах, не просто дружелюбно отнесся к Эваристу, а оказал ему действенную помощь — обратился с просьбой в знаменитую Политехническую школу принять Галуа без экзаменов. Эварист был вне себя от радости, он давно мечтал об этом учебном заведении. Но судьба уготовила ему конфликт. В Политехнической школе решили все-таки проверить его знания, и на экзамене Эварист сорвался — запустил тряпкой для стирания мела в голову экзаменатора.

С этого инцидента начинается вторая часть жизни Галуа — бурная, нервная, с трагическим исходом. А вот пресекла ли она дальнейшее развитие учения или, наоборот, вознесла его в высшие сферы мысли — это еще вопрос.

СУДЬБА-ЧЕРЕЗ ХАРАКТЕР; ЧТО ЖЕ ГЕНИАЛЬНОСТЬ? Не попав в желанную Политехническую школу, Эварист поступил в менее престижную Подготовительную школу. Из которой вскоре был исключен.

«У этого молодого человека нет нравственных чувств», — так мсье Гиньо, директор Подготовительной школы, объяснил министру причину исключения Эвариста Галуа. Достаточно серьезное обвинение. Правда, относящееся не к способностям, а к характеру.

Лицей Луи-ле-Гран



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?