Техника - молодёжи 2007-04, страница 24




Техника - молодёжи 2007-04, страница 24

Время — пространство — человек

Перестройка по единому, научно обоснованному замыслу городской агломерации, сформированной 800-летней историей, с населением более 3,5 млн человек, крупной промышленной инфраструктурой едва ли не всех существующих в стране отраслей, многочисленными органами управления, древними памятниками архитектуры, и, к тому же, одного из важнейших транспортных узлов всей Евразии — такую колоссальную задачу взялись решить в 1935 г. архитекторы и инженеры Москвы. Однако столь радикальный, масштабный план зародился не сразу и далеко не на пустом месте...

Москва не сразу строилась...

Николай СЕМЁНОВ, кандидат исторических наук Фото Юрия ЕГОРОВА

сторически Москва веками росла довольно-таки стихийно вокруг оживлённого «перекрестка» русских и евроазиатских путей сообщения. У речных причалов и сходившихся к ним сухопутных дорог постепенно возводились склады и жилые дома, мастерские и, говоря сегодняшним языком, «административные здания», за-щищённые от очень вероятных долгое время неприятельских нашествий крепостными стенами, пространство перед которыми расчищали для удобства наблюдения и обстрела. Так город в целом приобрел ярко выраженную радиально-кольцевую структуру: дороги-ради-усы сходились со всех сторон света к Кремлю, надёжно прикрывавшему достаточно прямой, удобный для швартовки судов участок довольно извилистой Москвы-реки, а поперёк тех радиусов шли кольцевые и полукольцевые свободные участки вдоль крепостных стен.

Первая попытка урегулировать развитие Москвы относится к концу XVIII в. По замыслу, приписываемому лично государыне Екатерине II, средневековые крепостные стены Белого Города полностью разбирались, уступая место тенистым бульварам, в кольце которых формировался собственно «город» с роскошными усадьбами вроде сохранившегося до сих пор «Пашкова дома» вдоль благоустроенных улиц. А все предприятия (например, Пушечный Двор, память о котором хранит одна из центральных улиц), склады, неказистые жилища простого народа (кузнецов с Кузнецкого Моста) мыслилось перебазировать в «предместья» с внешней стороны бульваров. Реализации такого, как сказали бы теперь, «функционального зонирования» Москвы немало способствовал затем... грандиозный пожар, вызванный наполеоновским нашествием 1812 г.

и уничтожившии внушительную часть прежней застройки!

Когда же белокаменная вступила в восьмое столетие своей истории (к 1850-м гг.), на мировую арену вышел принципиально новый вид транспорта с невиданными ранее скоростями, производительностью, надёжностью — железные дороги. Этими замечательными качествами новинка была во многом обязана «огнедышащим» паровозам, для движения которых явно не подходили всё ещё узкие тогда московские улочки с преимущественно деревянными зданиями! Железнодорожные вокзалы удалось разместить лишь на расстоянии, в среднем, 3,3 км от исторического городского ядра (для Парижа эта величина не превышала 2,1 км, а вокзал Орсэ находился и вовсе напротив... самого Лувра!)

В Москве ко множеству разнообразных проблем старинного крупного города добавились и трудно

1Q 2007 №04 ТМ



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?