Техника - молодёжи 2008-02, страница 33




Техника - молодёжи 2008-02, страница 33

_wv^.tm;mag_az[n1ru_

из трёх человек при выполнении типового задания на погружение плюс резерв на трое суток для аварийной ситуации.

Особого упоминания заслуживает уникальная система аварийного спасения. Оператор нажимает кнопку, и на поверхность всплывает специальный буй. По кевларовому тросу длиной 7,5 км, как по направляющей, с судна обеспечения спускают сцепное устройство. Оно доходит до аппарата, происходит автоматическая сцепка, и аппарат поднимают на длинном силовом тросе.

Наконец, в совсем уж маловероятном случае потери герметичности всех трёх балластных цистерн предусмотрен сброс половины аккумуляторов весом 1300 кг.

В 1994 г. американский World Technology Evaluation Center (центр, который регистрирует новейшие технологии) назвал «Миры» «...лучшими глубоководными обитаемыми аппаратами из когда-либо построенных в мире».

К 2007 г. «Мир-1» и «Мир-2» совершили более 300 погружений в рамках 35 научных экспедиций в трёх океанах. Они побывали на глубинах 6170 м («Мир-1») и 6120 м («Мир-2»), участвовали в самых разнообразных работах — от изучения таинственных «чёрных курильщиков» до герметизации корпуса затонувшей атомной подводной лодки «Комсомолец», лежащей на глубине 1700 м. А мировую популярность аппаратам принесли съёмки на затонувшем «Титанике» для одноименного кэмероновского блокбастера.

Погружение

Утром 2 августа Артур Чилингаров, Анатолий Сагалевич и Владимир Груздев заняли свои места в аппарате «Мир-1»: беспримерное путешествие началось. Беспримерным оно стало не только потому, что проводилось в экстремально сложных условиях вечных льдов Арктики. Экипажи «Миров» должны были ближе кого бы то ни было из жителей Земли подойти к её центру.

Да, наибольшей глубины — 11 022 м — достигли в 1960 г. швейцарский исследователь Жак Пи-кар и офицер ВМС США Дон Уолш, погрузившиеся на батискафе «Триест» на дно Марианской впадины. Но наша планета немного «сплюснута» у полюсов; поэтому, преодолев 4300 м толщи полярных вод, наши гидронавты окажутся на 23 км ближе к центру Земли по сравнению с любой точкой экватора и на 14 км — по сравнению с Пика-ром и Уолшем.

...В 9 ч 28 мин судовой кран поднял «Мир-1» с палубы научно-исследовательского судна «Академик Фёдоров» и, перенеся за борт, бережно погрузил его в полынью, не превышавшую по площади спортивный зал средних размеров. За её краем начинался глухой лёд, тянувшийся до самого горизонта.

К борту «Мира-1» подрулила моторная лодка, водолаз отцепил карабин кранового троса. Теперь подводный аппарат был полностью автономен. Впереди был спуск в холодные тёмные пучины океана. И надеяться можно только на собственное мастерство. И ещё — на экипаж второго «Мира».

Через несколько мгновений симпатичный яркий аппаратик исчез в глубине. На поверхности дежурила моторная лодка, её команда защищала от наплывающих осколков льда передающее уст

ройство подводной связи, спущенное по правому борту «Академика Фёдорова».

«Мир-2» с пилотом Евгением Черняевым и двумя гидронавтами-исследователями на борту: шведом Фредериком Полсеном и австралийцем Майклом МакДауэллом, — начал погружение в 9 ч 47 мин, когда «Мир-1» достиг глубины 500 м и Сагалевич доложил, что погружение происходит в нормальном режиме.

Для тех, кто остался на корабле, потянулись часы томительного ожидания.

В 11.05 первый аппарат достиг отметки 2500 м. За это время «Академик Фёдоров» успел отдрей-фовать от точки спуска на расстояние 150 м. Попробуй «Мир» в этот момент всплыть вертикально, и его пластиковый верх уткнулся бы в сплошное ледяное поле толщиной от двух до шести метров.

В океане, на определённых глубинах, располагаются «слои скачка», в которых резко понижается температура и повышается солёность воды, в результате чего увеличивается её плотность. Такие слои имеют свойство отражать гидроакустические волны, и это опасно.

Как только «Мир-1» погрузился ниже отражающего слоя, исчезли сигналы маяков. После прохождения глубины 3500 м гидроакустическая связь настолько ухудшилась, что речь стала трудноразличима. Чтобы хоть как-то улучшить положение, пришлось опустить дополнительный транспондер.

Подготовка к тестовому погружению. Слева направо: пилот «Мира-1" Анатолий Сагалевич, пилот «Мира-2" Евгений Черняев, руководитель высокоширотной экспедиции Артур Чилингаров

31



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?