Техника - молодёжи 2008-07, страница 37

Техника - молодёжи 2008-07, страница 37

www. tm-magazin. ru

дом из них местный хозяин обязательно унюхивал нашу приближающуюся группу (или узнавал по своему медвежьему телеграфу?). Его присутствие интуитивно чувствовалось, а стоило только вернуться назад - и в грязи среди наших следов почти наверняка встречался след косолапого. Как хороший хозяин, он не навязывал своё общество, а лишь внимательно следил за гостями, «чтобы всё было в пределах допустимого». Бывалые тунгусники знают, что после ухода людей медведь обязательно обходит опустевший лагерь, но не только в поисках чего-то вкусненького - он обязательно наводит раз и навсегда заведённый порядок. С чем-то он быстро свыкается (например, с избами, ибо знает, что люди любят оставлять там вкусные консервы, и всегда можно войти внутрь и их продегустировать), а с чем-то не примиряется на протяжении всей своей жизни (десятки раз сшибал лапой деревянную трубку во рту идола на Макик-тенской стоянке и табличку с надписью «Болото "Купальня Зоткина"» возле одноимённой площадки).

Однажды мне в 22 ч по местному времени необходимо было выйти на радиосвязь с лагерем. В лесу начинало темнеть, ребята давно устали и спешили разбить палатки на стоянке - кстати, возле «Купальни Зоткина». Поэтому группа вместе с проводником ушла вперёд, а для того, чтобы я не заблудился, по пути они загибали ветки, не ломая их.

Пока размотал антенну, пока выходил на связь - прошло не меньше пяти минут, догонять ушедшую группу стало неинтересно, тем более что впопыхах на бегу легко было сбиться с пути. Прошло больше часа, я находил тропку - разглядев в темноте надломанную веточку, или просто с божьей помощью, - и шёл по ней. Вообще-то обещали, что до стоянки рукой подать, минут двадцать ходу (проводники всегда так преуменьшают). Однако дело шло к полуночи, и я начал подумывать о том, что сбился с дороги. И то сказать: такой же «кильватерный след» с надломанными ветками может оставить лось или мишка средних размеров...

Но нет, слава богу, тропа стала заметнее, и впереди, среди тёмных стволов, я разглядел силуэт стоящего человека. «Привет! Ну что, это и есть зоткинская купальня?» - спрашиваю. «Человек» оглянулся... ну и морда, прости господи! Недовольно урча, тёмный силуэт отошёл с тропы влево, куда-то под тёмную корягу. Недовольство его понять было можно, этот «дядя» привык замыкать колонны туристов, а я тут ...шлялся где-то. Но, скорее всего, недовольное урча

ш

ние мне лишь показалось, ибо, когда я подошёл ближе, была абсолютная тишина. Зверь отошёл в сторону и вновь затаился. От того места, где он стоял на задних лапах, уже и костерок на полянке просматривался, и запах от варева вполне можно было учуять. А может быть, он заслушался песни, которую в тот МО-

мент под гитару пел тунгусско-москов-ский бард Сергей Миндич?.. Вот и называй после этого медведя зверем...

Вообще-то они, медведи, - народ мирный. За все десятилетия ни разу первыми не напали на людей, лишь дважды были инциденты (однажды с человеческими жертвами), но оба раза огонь с перепугу первым открывал человек.

Справедливости ради замечу, не со всеми они так лояльны. Одновременно с нашей экспедицией (мы потом узнали) на Камчатке съёмками медведей занимались японцы. Так вот, 6 августа 1996 г. (через несколько дней после моей встречи на тропе и, кстати, в 51-ю годовщину Хиросимы) один такой медведь не стал трогать русских и якута-провод-ника, а среди ночи разорвал «ненашенскую» синтетическую

палатку, достал и сьел-таки несчастного японского фотографа. Негостеприимного медведя потом выследили и застрелили с вертолёта. В семье не без урода...

Но, как правило, понапрасну они на людей не бросаются. В избы за сгущёнкой лазают, только когда людей там нет (а потом берут банку в лапу и трясут: если что-то бултыхается внутри, значит, тушёнка, если нет - сгущёнка: то, что надо!). Однажды приезжие люди заперли случайно двери избы, так медведь обиделся и, впервые за десятки лет, выломал стекло и влез в окно. Представляю его недовольство - он же не грабитель, он за своим, а его не пускают! После этого мы насчитали разбросанными по округе четыре жестяных банки сгущёнки, которые Потапыч вначале прокусывал зубами, а затем выдавливал лапой содержимое в рот. Стеклянную литровую банку он прокусил таким же образом, с той только разницей, что не выдавил, а вылизал языком, и при

этом не порезался - крови на банке нет. Я захватил домой на память о медведе пару жестяных банок; а мночисленные другие следы косолапых шалостей остались там, на месте, немым напоминанием - кто в тайге хозяин.

А вообще - медведям надо сказать спасибо от всех тунгусников. Во-пер-вых, потому, что поиски «метеорита» они делают всегда более интересными и запоминающимися: был случай, когда Потапыч однажды перед метеорит-чиками даже концерт устроил - дёргал за щепу лапой и ревел абсолютно в такт). Во-вторых, за то, что медведи -они ленивые, как и человек, любят по

^Проще всего объяснить, как выглядят тунгусские пейзажи, так: представьте себе, что находитесь в раю, в раю на земле.

тропинкам ходить, поэтому-то тропки в безлюдных краях до конца никогда не зарастают. А ещё тунгусские медведи любят жаркими днями плескаться в воде, а по вечерам предпочитают забираться на горки и сидеть там часами. Не удивлюсь, если они любуются окрестными далями.

Проще всего объяснить, как выглядят тунгусские пейзажи, так: представьте себе, что находитесь в раю, в раю на земле. Для атеистов можно посоветовать: представьте, что находитесь внутри фотообоев. Не в смысле, что тесно, а в том, что красиво, потому как некрасивых фотообоев не бывает. Чтобы найти сюжеты для красивых слайдов, фотографы иной раз полмира прошагают; здесь же сюжеты попадаются почти на каждом привале. Только сфотографировать их сложно - от многочисленных комариных укусов руки могут трястись, и резкости на снимке может не получиться... Ш

Вадим Чернобров. Фото автора

35

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?