Юный техник 1958-03, страница 17

Юный техник 1958-03, страница 17

стера, вся история его изобретения. Выло $ дпвгь-ельло инте ресно читать э™ слипшиеся от долгого лежания, пожелтевшие листки, угадывая по почерку характер человека, жившего сто лет назад, узнавая борьбу его, страдания, надежды... К исходу педели я уже многое знал о Питоне. Знал, что ему на заводе приходилось трудно, что мешал ему глачный приказчик Ефим Козлов — старая лиса с витиеватым почерком и велеречивым стилем. Знал, где жил Пятов, куда ездил, что покупал для завода, сколько денег тратил. Знал точно день, когда он впервые прибыл в Белую Холуницу, и даже, какая погода стояла в тот день: было холодно, светило солнце, к вечеру поднялся ветер Две недели добирался Василий Степанович из Санкт Петербурга в Вятку, да еще сутки из Вятки в Холуницу а отдохнуть с дороги ему не пришлось — и это я узнал. В тот же день, 13 февраля 1858 года, случился пожар. Огонь пробил климиовскую домну, и Пятов тут же умчался в Клим-ковку, за тридцать верст Видимо, усилившийся ветер грозил большим пожаром — всю ночь боролся Пятов с огнем...

И вот, наконец, этот список. Надышавшись архивной пыли и устав изрядно, я набрел на него в самом конце своих изысканий. На разграфленном табеле были перечислены помощники и соратники Василия Пятова — рабочие Холуницких заводов — и цифры их выработки за 1855 год:

«Прп; п н Бульканов — 265 Яков Захваткин — 393 пуда

пудов "'О фунто 1, 5 фунтов,

Иван Брызгало ; — 275 пудов, „

ЛдреГ -егоглазов - 338 пу- "?.тр Bapai*H-544 пуда

дов 30 ф ..тор, 35 |ТОВ-

Тер- п нй В< улев — 414 пу- Иван Смирнов — 560 пудов 35 фунтов, дов...» и т. д.

Я переписал весь этот список, около сорока фамилий, в свой Г|локно™. Зачем? Не знаю .. В одной старинной книге мне попалось описание горячего цеха того времени, и я представлял себе этих могучих людей. Прямо на сапоги они надвигали огромные лапти на деревянных колодках. Затем обматывали ноги до колеи войлочными потниками, поверх причязывали жестяные козырьки После этого онч надевали на себя просторную холщовую рубаху. Холщовый фартук. Потом кожаный фартк. Наконец третий фартук — из листового железа. На руки — войлочные чехлы до плеч и кожаные поручни до локтя. Огромные хотщовые рукавицы и войлочная круглая для-па дополняли облачение. К работе они готовились, как к бою... Мастер подпимался, крякал, прохаживался, пробуя, ладно ли сидя" на нем многопудовые доспехи. Ему подавали круглую железную сетку, он надечал ее на голову, опускал на лицо. Теперь похожий на сказочного витязя, закованного в броню, он готов был к встрече с искрящимся, раскаленным металлом.

Может быть, меня увлекли эти романтические представления? Не знаю. Но я взял в свой блокнот фамилии древних мастеров. Просто так, на всякий случай. Я хорошо знал, что в короткой газетной корреспонденции мне никак не удастся их использовать. И,1уж конечно, я не мог предвидеть, какой неожиданный смысл приобретут эти записи.

...Машина ехала по проселку на Бело-Холуницкпй машино

15

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?